World Monitor Magazine June #3 - Page 95

АРТ уровне юмора, а музыканты слышат, что это музыка, что это качественно исполняется. «Снегурочка» – прежде всего опера, соответственно, данный эксперимент вызывает у профессионалов раз- дражение, так как это революция и прорыв, и я тому свидетель. Я читала, что в начале ХХ века, когда появилось произведение «Весна свя- щенная», зрители были повержены в конфликт между собой из-за музыки и балета. С этим столкнулась и я. Это очень страшно. Быть революционе- ром – очень страшно, потому что до определенного момента ощущаешь себя провокатором и несешь ответ- ственность за тех людей, которые сидят в зале и находятся на сцене. В театре «Старый дом» зритель все- таки был подготовлен. Он принял этот спектакль, и принял хорошо. На следующий день после премье- ры приехали эксперты от «Золотой маски». В России это происходит быстро. Это сразу поднимает спек- такль на другой уровень. Ощущение существенности, важности действа появляется и у артистов. Сейчас я не слежу за судьбой «Сне- гурочки»: продаются ли билеты и как ходит зритель. Слышу краткие отзывы, что спектакль прошел хоро- шо. Сами артисты говорят, что это аншлаговая работа. У нас была встреча в городе Пскове на Пушкинском фестивале. Город Псков и сам фестиваль существуют в традициях. Консервативный зритель прочел название – А. Н. Островский, «Снегурочка», А. Маноцков – и пошел на классику, сформировав доверие по этим именам. Зная людей, которые занимаются этим фестивалем, думаю, они добросовестно объясняли, что людям предстоит увидеть. За день до спектакля мы виделись с Андре- ем Прониным (ведущий театровед, руководит несколькими фестивалями в РФ). Он очень любит «Снегурочку», он один из поклонников, который утвердил: «Снегурочке» – быть!». Он писал и в Forbs о семерке спектаклей, которые необходимо увидеть. Андрей также знает «АРТиШОК» со времен «Back in the USSR». Он пришел в стрессовом состоянии. За день до нас «Пиковую даму» играл театр «Коляда». Это был не такой эксперимент, как «Снегурочка», тем не менее зрители очень реакционно приняли работу. Андрей попросил нас не нервничать, если будет какая-то неоднозначная реакция, посоветовал просто понять и простить. Я довольно часто упоминаю имя Александра Маноцкова. Рядом с этим мастером я учусь быть сильной в искусстве, отвечать за то, что я делаю. Да! Я создаю неформальный театр. Но я люблю этого ребенка, и я отдаю вам поклон за то, что вы это смотрите. Саша – во всех смыслах не трус. Человек, который пробивает что-то серьезное как в музыке, так и в театре. supported by EUROBAK 89