SoHealthy Magazine ISSUE #2 - Page 73

Кто говорит? Трансактный анализ — психологический подход, автором которого является знаменитый Эрик Берн, автор бестселлера «Игры, в которые играют люди», говорит, что в каждом из нас независимо от возраста и наличия детей всегда есть три персоны: Ребенок, Родитель и Взрослый. И именно беспорядочная смена этих ролей и неумение ими управлять и отслеживать порождает внутренние и внешние конфликты и трудности общения. Нам необходимо учиться чувствовать, в какой роли мы сейчас находимся. И если у нас острое желание оправдаться перед начальником, то, значит, наша коммуникация строится по принципу Взрослый — Ребенок. Причем Ребенком остаетесь вы. Но как только вы сумеете перевести общение с начальником в режим Взрослый — Взрослый, то оправдания становятся неуместными и общение становится более конструктивным и соответствующим предлагаемой ситуации. А вот коллеги по цеху психодраматисты просто посмеются такой внутренней простоте. Основатель психодраматического подхода в психологии Джейкоб Морено считал, что жизнь — это театр, а наши внутренние переживания — не менее реальный театр со своей сценой, многочисленными героями и, как следствие, запутанными и непростыми отношениями. И только разыграв ту или иную сцену внутренней жизни человека, возможно ее заново пережить, заново понять и даже исправить. А значит, многочисленные друзья, тети, дяди, преподаватели, и даже «противный гаишник, выписавший недавно штраф», живут внутри нас. Надо всего лишь выслушать каждого, дать ему место, удовлетворить его потребность, и настанет долгожданны мир! Но нет. И тут все не просто. Ведь оказывается, и тети, и дяди, и друзья, и начальники говорят тоже не своими голосами. Психоаналитики утверждают, что часто нами руководят голоса из прошлого. И за объяснениями в долгий карман не лезут, поясняя, что мы беседуем сами с собой маминым, папиным, бабушкиным или дедушкиным голосом, т. е. голосом того значимого взрослого, который находился рядом с нами в детстве. Советы, просьбы, указания, нотации, угрозы и поощрения наших родителей превращаются в установки, часто неосознаваемые. «Поешь, доченька, мама тебя похвалит», а уже через установки возвращаются к нам обратно во взрослую повседневную жизнь в виде внутренних голосов соседей, начальников и служителей закона. Иногда доходит до того, говорят умудренные опытом психотерапевты, что собственного голоса у человека и вовсе нет. Такой человек никогда не знает, чего он хочет по-настоящему. Сегодня он говорит, что нам не хватает свободы, а завтра требует более жесткой власти, его жизненные принципы текучи и изменчивы, как весенний ручеек, которому так и не суждено влиться в настоящую реку собственной жизни. 73