RussianTown Magazine November 2018 - Page 22

трагедия Потеряв в авиакатастрофе жену и двух детей, он до сих пор не может простить этого её виновнику. Сил хватило только на месть. Фильм «Непрощённый» о судьбе осетинского архитектора, осуждённого за самосуд, стал лидером российского проката. Почему? Вряд ли только из-за содержания самой картины. Каждый мужчина, размышляя об этой истории, задает себе вопрос: «А как бы поступил я на его месте?». Калоев сам вынес приговор человеку, которого считал виновником смерти самых близких людей – сделал свой выбор и осуществил его. Насколько его месть была справедливой? семью, а теперь нос воротите!». И вынудил дирек- тора говорить со мной. Спросил: «Вы виноваты?». Он сперва отрезал: «Нет. Пилоты должны были по- слушаться своего навигационного прибора безопасно- сти, а не диспетчера». «Но если бы не вмешался ваш диспетчер, самолёты могли бы разлететься?». Он кивнул: «Да»… Я всё же заставил его признать ошиб- ку. Добился того, что не смогли сделать все адво- остальной персонал по разным причинам отсутствовал. Но самого Нильсена, который работал за себя и своего коллегу, отслеживая ситуацию сразу за двумя терми- налами, виновником никто не назвал. Его лишь вре- менно отстранили от дел, не наказав даже штрафом, и направили на психологическую реабилитацию. «Как этот диспетчер был для меня убийцей моей семьи, так и остался. Какое прощение может быть, если он даже не попытался извиниться? Ни он, ни его родст венники, ни сослуживцы, пока их не достали… Точно так же и эта авиакомпа- ния: её руководители вели себя по отно- шению ко мне и всем близким погибших нагло и по-хамски, как с человеческим му- сором. Кто мешал им обратиться к нам по-людски? Тогда ситуация, быть может, сгладилась бы, смирился бы человек. Но они плевали нам в лицо – и что, это надо было вытирать и терпеть?». Спустя год и семь месяцев после ката- строфы он пришёл на крыльцо дома Пе- тера Нильсена. Диспетчер открыл дверь, но, увидев гостя, захлопнул её. «Я сно- ва позвонил, сказал по-немецки: «Я из России» – и показал жестом, что хочу войти, – вспоминал Калоев. – Нильсен всё-таки вышел за порог. Я протянул ему конверт с фотографиями тел моих детей и показал: вот, посмотри! Но он оттолкнул мою руку и отреагировал грубым жестом – мол, убирайся! Словно псу, которому ска- зали: «Пошёл вон!». Я протянул ему фото во второй раз и сказал уже по-испански: «Погляди! Неужели эти дети не заслу- живают того, чтобы извиниться хотя бы перед ними?!». Он с силой хлопнул меня по руке – на этот раз фотографии упали и рассыпались по полу. В глазах у меня потемнело. Мне показалось, что это тела моих детей выкинули из гробов на зем- лю…». Когда фото упали, Калоев выхватил из кармана ма- ленький складной швейцарский нож с 10-сантиметро- вым лезвием, бросился на Нильсена и, как говорится в официальном заключении, нанёс ему 12 ударов в грудь, голову, ноги… Как потом повторяли криминалисты, «по- резал свою жертву на ремни перочинным ножиком». ОТОМСТИВШИЙ НЕБЕСАМ В июле 2002 г. Ту-154 «Башкирских авиалиний», на котором летела се- мья Калоева, столкнулся в воздухе с грузовым «Боингом-757». Катастрофа, в которой погибло более 70 человек (в том числе 52 ребёнка) произошла близ Боденского озера в Германии. Причиной стали неправильные действия 34-лет- него диспетчера швейцарской компании «Скайгайд» Петера Нильсена, который регулировал воздушное сообщение в районе – давал команды пилотам. Из- за невнимательности или усталости он слишком поздно понял, что курсы само- лётов могут пересечься, а затем свои- ми ошибками, перепутав право и лево, сделал ситуацию необратимой. Однако руководст во «Скайгайд» с самого начала стало отрицать свою вину, намекая, будто всё случилось из-за того, что российские пилоты якобы не знали английского. Не признал вину и Нильсен. Встреча Калоева и Нильсена стала ро- ковой для обоих – осетин зарезал диспетчера, а сам угодил в швейцар скую тюрьму. «Я лишь требовал, что- бы люди из авиакомпании извинились перед родными погибших, как и положено, по-людски. Но они лгали и утверждали, что они ни при чём…». До трагедии он не был безвестным человеком, от ко- торого можно ожидать непредсказуемого: Калоев рабо- тал главой стройуправления и как инженер-строитель приложил руку к возведению многих красивых зданий Владикавказа, в том числе крупнейшего в городе собо- ра Георгия Победоносца. С 1999-го строил в Барселоне жилые дома для выходцев из Осетии по контракту с испанской компанией. С женой Светланой прожил вме- сте 11 лет, сыну Косте было 10, дочке Диане – 4 года. Самому ему на момент катастрофы исполнилось 46. На следующий день после случившегося Калоев вы- летел в Цюрих, добрался до места падения обломков Ту и убедил полицей ских пропустить его. Десять дней он провёл в поисках останков. В первый же день нашёл разорванное жемчужное ожерелье дочери Дианы, по- том – её тело. Тела жены и сына нашлись много позже. ВИТАЛИЙ КАЛОЕВ НИКОГДА НЕ ЖАЛЕЛ О СОВЕРШЁННОМ «ЕСЛИ БЫ ОНИ ИЗВИНИЛИСЬ…» Этот до предела уставший и измученный горем чело- век со стеснительной, чуть растерянной улыбкой даже по собственному дому ходит по-арестантски, сгорбив- шись и заложив руки за спину. С хрустом ломает паль- цы в суставах, уходит в себя. По коридорам его дома беспечно бегают маленькие дети его осетинской родни. В его доме снова звучит детский смех – но уже не тот… «Швейцарцы отмахивались от меня по телефону, как от надоевшей мухи, – вспоминает он. – На годов- щину я приехал в Германию к месту катастрофы, по- дошёл к директору «Скайгайд» Алену Россье, достал фотографии могилы детей и спросил: «Если бы ваши дети лежали вот так, как бы вы разговаривали?». Но он не удостоил меня даже ответом. Тогда я пришёл в их резиденцию и сказал резче: «Вы отняли у меня 22 11 (183) ноябрь 2018 каты и юристы! Немецкий адвокат, сидевший рядом, когда услышал это, от удивления так и подпрыгнул в кресле… Потом директор пригласил меня пообедать вместе, но я подумал: я что, с убийцами своих детей за одним столом есть буду?! И отказался. А другие родители согласились, и, как мне рассказали, этот Россье плакал в том ресторане. Я надеялся, что в нём проснулась совесть. Но это оказалось не так». Отчёт юристов с предложением по выплате компен- саций был составлен с циничной мелочностью: роди- телям за погибшего ребёнка – 50 тысяч франков, су- пругу за супруга – 60 тысяч, ребёнку за родителя – 40 тысяч. Дети (и детям) – дешевле… «На это я даже и не смотрел. Деньги в обмен на память?! Я понял: они не считают нас за людей! Это как на следствии, когда намеренно провоцируют задержанных… Мне вежливо, не занося слов в протокол, говорил тамошний прокурор: «У нас в Швейцарии воспитание ребёнка до 10 лет об- ходится в 200 тысяч франков, у самой жизни детей тут цены вообще нет». Он ждал, что я взорвусь, мол, полу- чается, ваши дети бесценны, а мои не стоят даже того, чтобы за их смерть попросить прощения? Но я этого не сделал». Потом Калоев показал ещё одно письмо ад- вокатов «Скайгайд», в котором он уведомлялся о том, что компании не за что перед ним извиняться: «И Рос- сье тоже не стал извиняться. Если бы он извинился, то ничего бы не случилось». На суде в Швейцарии Калоев повторял то же самое. Подходил к Россье и другим управленцам «Скайгайд», задавая один и тот же вопрос: кто виноват? Ответа он так и не услышал. «ПРОГНАЛ, КАК СОБАКУ!» Расследованием столкновения занимались немцы. Позже швейцарцы нехотя признали свою ответствен- ность за то, что в ту ночь в диспетчерском центре нахо- дились всего два человека – Нильсен и ассистентка, а «ФИЛЬМ НЕ СМОТРЕЛ» Калоев вспоминал: «Ещё до приезда в Швейцарию я сказал себе: если ты не хочешь потерять себя, то дол- жен идти до конца… Я ни разу не пожалел об этом. А если бы поступил иначе, не считал бы себя достойным собственных ребят…». У Нильсена остались жена и трое детей, которые, кстати, в момент убийства были в доме. Калоева приговорили к 8 годам строгого режи- ма. Он отсидел 2 года и был освобождён за пример- ное поведение. Дома во Владикавказе был принят как национальный герой и до пенсии работал в должности замминистра строительной политики и архитектуры ре- спублики. В 2017-м вышел американский фильм «Последствия» с Арнольдом Шварценеггером, снятый по сценарию на основе истории Калоева. Ему самому этот «Голли- вуд» не понравился, в том числе и потому, что «главный герой там слишком давит на жалость к самому себе». Калоев не хочет, чтобы его жалели. А после выхода «Непрощённого» с Дмитрием Нагиевым в главной роли он вообще отказался от комментариев. «Я не стал смотреть этот фильм, хотя и присутствовал на показе, куда меня пригласили, – сказал он. – Даже сценарий не читал, который мне передавали, потому что не хочу погружаться в это горе. Чем сейчас занят? Отдыхаю, на пенсии. Родные, близкие не забывают, все рядом со мной». Как недавно стало известно, в 2018 г. Виталий Ка- лоев соединился гражданским браком с новой женой Ириной, их свадьба прошла по осетинскому обряду. Случается, что и мёртвое дерево оживает… www.russiantown.com