Hello Monaco Winter 2018–2019 HelloMonaco #05 Winter 2018–2019 - Page 30

Words Of Wisdom in Monaco I am a very romantic person and love is essential. © degrisogono HIGH JEWELRY COLLECTION NECKLACE in white gold set with 477 Icy Diamonds (56.81 carats), 1104 diamonds (28.70 carats), 170 blue sapphires (7.36 carats), 7 sapphires (37.67 carats) HIGH JEWELERY BRACELET in white gold set with 1 pear-cut white diamond D VVS2 (4.06 Ct), 1 pear-cut emerald from Zambia (4.96 Ct), 69 emeralds (0.17 Ct), 1312 white diamonds (37.50 Ct) office. And everybody knows everybody and everybody helps everybody. HM: We often see celebrities wearing your jewellery at parties. Is it possible to sell jewellery without celebrities? FG: Yes, of course. Actually, I sell the most important things with people who don’t want anyone to know. © degrisogono And it’s been like this since the very beginning. Lately, I can say we do around 200 to 300 unique pieces a year, have shops, like Cartier has 500 or 600 shops around the world. Bulgari, besides the collection. And that is the part that I really love. When around 400, etc. It’s another world. De Grisogono is a small niche in the the clients buy something and I’m there with the clients, you can see market. It’s all handmade. I don’t say to the others don’t do it, but when the human relationship. And they are proud because they are the a brand starts to produce the same exact piece, it has to be industrial to only one having the same thing. Then, we have a small collection, produce around 70,000 rings or earrings or whatever, in a month. They let’s say there are between 60–70 pieces in a year. And I like to are beautiful, of course, but the love of when I’m sitting there with the change often, because I don’t want to be stuck on one model. We [craftsmen], you can see those people working with me, they have the have one model, which works more than the rest, for more than love of the object and they pay attention to the detail. And I will never 12 years now, which I gave the name of one of my daughters, the change it in that way. We have collaborators, but we are still a family. Allegra Collection. The [new] Allegra Collection, which we presented We are today, around 110 people, divided by 14 shops and then the at the Basel Fair, is coming out now. We call it Allegra 25. RUS HelloMonaco: Могли бы вы себе представить 25 лет назад, что будете настолько успешны? Фаваз Груози: Нисколько. Я начинал с очень небольших инвести- ций и просто доверял своему воображению. Некоторые говорили, что я ничего не добьюсь. Это были времена минимализма, люди стремились к чему-то сдержанному. Именно поэтому я пошел в противоположном направлении, де- лая свои ювелирные украшения круп- ными и яркими. На протяжении трех лет клиенты заглядывали в мой бутик и говорили: «Мы не сможем носить эти украшения, они слишком большие. Красивые, но слишком большие». Однако постепенно дело сдвинулось с мертвой точки, и мои работы начали обретать популярность. Настоящий же успех пришел с черными бриллиантами. На самом деле, если бы в моей жизни не появились черные бриллианты, я бы не общался здесь с вами сегодня. Черные бриллианты открыли для меня огромные возможности. Я много пережил за эти первые три года, но потом дела пошли удивительно хорошо. В то время я делал необычные вещи — экспериментировал с размерами и цветами изделий, использовал ледяные брилли- анты, непрозрачные матовые камни. И достаточно скоро это стало очень модным. Начинать было непросто. Но, в конечном итоге, именно это открыло нам двери. Никто не ожидал, что не- известный в ювелирной индустрии человек, такой, как я, смо- жет полностью ее изменить. Сегодня, 25 лет спустя, я думаю, что многие бренды следуют моему стилю… Кроме того, мы выпу- скаем очень небольшие коллекции, 40–50 изделий, не больше. Я всегда любил делать уникальные украшения, только для их владельца и никого другого. Это то, что всегда меня увлекало. И по-прежнему увлекает. Мама сдалась, и я женился. Но при этом она заявила: «Ладно, ты хочешь быть взрослым парнем? Я даю вам деньги на первые шесть месяцев, а потом разбирайтесь сами». Поначалу я этому не пове- рил, но она сдержала слово. Я бегал по Флоренции в поисках рабо- ты, и первым моим рабочим местом стал ювелирный магазин, где мне полагалось разносить кофе и чистить украшения… Затем меня перевели в Лондон. В Лондоне меня нанял Гарри Уинстон, чтобы отпра- вить работать в Саудовскую Аравию. Я принял это предложение, посколь- ку он был крупнейшим ювелиром в мире. В Саудовской Аравии я проработал с 1978 по 1982 год, а ког- да вернулся, буквально через неделю меня пригласили в Bulgari. Там я стал заниматься международным маркетингом бренда. Я путешествовал по всему миру и просто представлял коллекции. После этого я взял целый год отпуска и открыл свой собственный небольшой магазин. С этого все и началось. HM: Вы пришли в ювелирный бизнес достаточно молодым. ФГ: Моя подруга забеременела, и я принял решение на ней же- ниться. Моя мама сказала: «Ты что, с ума сошел? Я никогда не дам на это согласие». Это был настоящий скандал. Мне пришлось ей пригрозить, что если она не подпишет нужную мне бумагу, то ни- когда больше меня не увидит. 28 / Hello Monaco Winter 2018–2019 HM: Что вдохновило вас начать свой собственный бизнес? ФГ: Тогда мне было около 40 лет. Я начал с эскизов, и источником моего вдохновения становилось все, что меня окружало, любые формы, любые цвета. Не скажу, что вдохновение приходило всег- да, но это случалось довольно ча- сто. HM: Делаете ли вы различие меж- ду работой и жизненной целью? ФГ: Моя жизнь — это удоволь- ствие. Я никогда не испытывал ни беспокойства по поводу того, чем я буду заниматься, ни страха. В том возрасте меня вообще ничего не заботило. Я просто делал все, что приходило мне в голову, и много- Ювелирные изделия никогда не выйдут из моды. HIGH JEWELLERY RING – UNIQUE PIECE 18K white gold set with 1 emerald- cut blue sapphire (approx. 50.57 Ct), 60 baguette-cut white diamonds (approx. 6.48 Ct), 52 blue sapphires (approx. 1.57 Ct) and 323 white diamonds (approx. 4.06 Ct)