Hello Monaco magazine Spring-Summer 2018 - issue HM03 - Page 90

History Pages
© www . theclio . com
пор , как он вышел в свет . И надо отметить , он показался мне довольно милым . Я узнавал в разговорах и событиях этой книги все то , чем мы жили тогда на Ривьере , — наши увеселения , беседы , перебранки . Но , как сказала тогда Сара , «… мистер Фицджеральд мало что понимает в людях . И уж совсем ничего в нас с Джеральдом ». Когда Джеральд ( и в один голос с ним Хемингуэй ) осторожно намекнули Фрэнсису , что к концу повествования он полностью исказил весьма узнаваемые в первых главах персонажи , мистер Фицджеральд как ни в чем не бывало ответил в письме : « Моя книга — плод вдохновения , а источник вдохновения — вы , Дик , и ваша супруга Сара . Так я вижу вас и вашу жизнь . А вторая половина книги — это уже я и Зельда . А все потому , что я и Зельда суть вы с Сарой »…
НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК НА РИВЬЕРЕ

В

начале
1920-х годов Французская Ривьера в очередной раз меняла свой облик . Полтора века минуло с тех пор , как эта запустелая некогда земля от Сан-Тропе до нынешней французско-итальянской границы , где едва сводили концы с концами загорелые рыбаки и сухопарые добытчики оливкового масла , благодаря дорожным запискам англичанина Тобиаса Смолетта ( его
Zelda , a gifted writer even with mental illness
© img1 . etsystatic . com

Мистер Фрэнсис Скотт Фицджеральд , тот самый , кто подарил путевку на литературный олимп Хемингуэю ( он заметил Эрнеста , в ту пору писавшего для торонтовской газеты , и представил начинающего литератора своему агенту и редактору Максуэллу Перкинсу ), с детства хотел стать богатым . Очень богатым . Вся прочая суета этого мира — война , любовь , религия , научные открытия — воспринималась Фрэнсисом как дешевая беллетристика , годная разве что для журнальных расрукопись датирована 1765 годом ) превратилась в манящий край беззаботного отдыха британской аристократии . Молва о сказочных закатах и теплых бризах Ниццы и Канн разнеслась по всей Европе , а веком позже , в 1850-х годах , когда принц Монако Шарль III вместе с французским предпринимателем Франсуа Бланом открыли в Монте-Карло казино , туда стали стекаться несметные сокровища всех знаменитых домов Европы , включая деньги клана Ротшильдов . Название « Лазурный берег » закрепилось за этой полоской рая на Земле в 1887 году с легкой руки поэта и политика новой Франции Стефана Франсуа Эмиля Легарда , опубликовавшего книгу под одноименным названием . Первая мировая война обрушила экономику европейских стран , сделала доллар сильной валютой , и на Лазурный берег веселой толпой ринулись американцы . В отличие от подавляющего большинства « британских пациентов » ( в свое время шотландский врач Джон Браун рекомендовал эти места больным чахоткой ), молодыми янки двигала не перспектива поправить здесь здоровье , а интерес к новым веяниям европейского искусства и науки . И к новому образу жизни . Одним из таких буревестников нового мирового порядка был мистер Джеральд Клери Мерфи , сын промышлен- ного магната из Бостона , владельца Mark Cross Company , торговавшей изделиями из натуральной кожи . В Йельском университете , куда Джеральд , правда , поступил лишь с третьего раза , он знакомится с молодым музыкантом Коулом Портером . Это тот самый Портер , который подарил нам такие шедевры джаза , как « I love you », « Night and Day » и « Begin the Beguine ». Джеральд вводит Коула в элитный круг DKE , студенческой организации , чьей миссией по сей день остается воспитание высокообразованных джентльменов . Именно тогда Джеральд проникается благородной идеей создать вокруг себя ( с помощью отцовского состояния ) сообщество прогрессивных художников , писателей и музыкантов . В 1921 году Джеральд с супругой Сарой ( в девичестве Вайборг , дочерью « чернильного короля » Америки Франка Вайборга ) переезжают в Париж из ставшего тесным и неуютным Нью-Йорка . Обе семьи — и Мерфи , и Вайберги — даже после свадьбы неодобрительно относились к их браку , в основном из-за того , что Сара была на пять лет старше Джеральда . Несколько месяцев спустя супруги перебираются на Лазурный берег , в Антиб , где со временем покупают небольшую виллу с экзотическим садом и называют ее Villa America . Радушие Мерфи привлекает к себе внимание таких служителей муз , как Пабло Пикассо , Фернан Леже , Эрнест Хемингуэй , Жан Кокто , Арчибальд Маклиш , Игорь Стравинский . В дни очередного « Русского сезона » Дягилева в Париже супруги на добровольных началах помогают дорисовывать декорации к « Шахерезаде », « Пульчинелле » и другим постановкам . На этих балетных представлениях они и знакомятся с большинством своих европейских друзей . А весной 1924 года с Джеральдом и Сарой сближается чета Фицджеральдов .

ОПАСНЫЕ МЕЧТЫ
88 / Hello Monaco Spring – Summer 2018
History Pages Zelda, a gifted writer even with mental illness © www.theclio.com пор, как он вышел в свет. И надо отме- тить, он показался мне довольно ми- лым. Я узнавал в разговорах и событиях этой книги все то, чем мы жили тогда на Ривьере, — наши увеселения, беседы, перебранки. Но, как сказала тогда Сара, «…мистер Фицджеральд мало что пони- мает в людях. И уж совсем ничего в нас с Джеральдом». Когда Джеральд (и в один голос с ним Хеминг у эй) ос торожно намекнули Фрэнсису, что к концу повествования он полностью исказил весьма узнавае- мые в первых главах персонажи, мистер Фицджеральд как ни в чем не бывало от- ветил в письме: «Моя книга — плод вдох- новения, а источник вдохновения — вы, Дик, и ваша супруга Сара. Так я вижу вас и вашу жизнь. А вторая половина кни- ги — это уже я и Зельда. А все потому, что я и Зельда суть вы с Сарой»… НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК НА РИВЬЕРЕ В начале 1920-х годов Французская Ривьера в очередной раз меняла свой облик. Полтора века мину- ло с тех пор, как эта запустелая некогда земля от Сан-Тропе до нынешней фран- цузско-итальянской границы, где едва сводили концы с концами загорелые рыбаки и сухопарые добытчики оливко- вого масла, благодаря дорожным запис­ кам англичанина Тобиаса Смолетта (его 88 / Hello Monaco Spring–Summer 2018 © img1.etsy static.com рукопись датирована 1765 годом) пре- вратилась в манящий край беззаботного отдыха британской аристократии. Мол- ва о сказочных закатах и теплых бризах Ниццы и Канн разнеслась по всей Евро- пе, а веком позже, в 1850-х годах, когда принц Монако Шарль III вместе с фран- цузским предпринимателем Франсуа Бланом открыли в Монте-Карло казино, туда стали стекаться несметные сокро- вища всех знаменитых домов Европы, включая деньги клана Ротшильдов. Название «Лазурный берег» закрепи- лось за этой полоской рая на Земле в 1887 году с легкой руки поэта и поли- тика новой Франции Стефана Франсуа Эмиля Легарда, опубликовавшего книгу под одноименным названием. Первая мировая война обрушила экономику ев- ропейских стран, сделала доллар силь- ной валютой, и на Лазурный берег ве- селой толпой ринулись американцы. В отличие от подавляющего большинства «британских пациентов» (в свое время шотландский врач Джон Браун рекомен- довал эти места больным чахоткой), мо- лодыми янки двигала не перспектива поправить здесь здоровье, а интерес к новым веяниям европейского искусства и науки. И к новому образу жизни. Одним из таких буревестников ново- го мирового порядка был мистер Дже- ральд Клери Мерфи, сын промышлен- ного магната из Бостона, владельца Mark Cross Company, торговавшей из- делиями из натуральной кожи. В Йель- ском универси ете, куда Джеральд, правда, поступил лишь с третьего раза, он знакомится с молодым музыкантом Коулом Портером. Это тот самый Пор- тер, который подарил нам такие шедев- ры джаза, как «I love you», «Night and Day» и «Begin the Beguine». Джеральд вводит Коула в элитный круг DKE, сту- денческой организации, чьей миссией по сей день остается воспитание высо- кообразованных джентльменов. Имен- но тогда Джеральд проникается благо- родной идеей создать вокруг себя (с помощью отцовского состояния) со- общество прогрессивных художников, писателей и музыкантов. В 1921 году Джеральд с супругой Сарой (в девичестве Вайборг, дочерью «чер- нильного короля» Америки Франка Вай- борга) переезжают в Париж из ставше- го тесным и неуютным Нью-Йорка. Обе семьи — и Мерфи, и Вайберги — даже после свадьбы неодобрительно относи- лись к их браку, в основном из-за того, что Сара была на пять лет старше Дже- ральда. Несколько месяцев спустя су- пруги перебираются на Лазурный берег, в Антиб, где со временем покупают не- большую виллу с экзотическим садом и называют ее Villa America. Радушие Мерфи привлекает к себе внимание таких служителей муз, как Пабло Пикассо, Фернан Леже, Эрнест Хемингуэй, Жан Кокто, Арчибальд Ма- клиш, Игорь Стравинский. В дни оче- редного «Русского сезона» Дягилева в Париже супруги на добровольных началах помогают дорисовывать деко- рации к «Шахерезаде», «Пульчинелле» и другим постановкам. На этих балет- ных представлениях они и знакомятся с большинством своих европейских друзей. А весной 1924 года с Джераль- дом и Сарой сближается чета Фицдже- ральдов. ОПАСНЫЕ МЕЧТЫ М истер Фрэнсис Скотт Фицдже- ральд, тот самый, кто пода- рил путевку на литературный олимп Хемингуэю (он заметил Эрнеста, в ту пору писавшего для торонтовской газеты, и представил начинающего лите- ратора своему агенту и редактору Мак- суэллу Перкинсу), с детства хотел стать богатым. Очень богатым. Вся прочая суе- та этого мира — война, любовь, религия, научные открытия — воспринималась Фрэнсисом как дешевая беллетристика, годная разве что для журнальных рас-