GenerationY №2 (11.02. 2019) - Page 7

Наслушалась я про Маргариту – и снова стало жалко себя. Сразу вспомнилось всё, что так усердно забывалось. И не было у меня никакого другого вопроса, кроме как «сколько же мне ещё терпеть». Но я шла дальше по парку, заплатив за свой чёрный кофе и старалась переключиться. Выяснилось, что также на острове имеется роща английских дубов и японский садик в котором плавают черепашки и карпы-кои (это в феврале-то…).

Прошло два дня после моего знакомства с островом прежде, чем я потихоньку начала переходить с прогулочного шага на бег, желая охватить всё целиком и не пропустить детали. Так я отправилась в старый город. Я не из тех туристов, которые любят разгуливать по музеям. Дело в том, что я провела в Российской Академии художеств одиннадцать лет – и Боже меня упаси, я, кажется, побывала уже в половине музеев мира (у меня есть вещдок в виде всех сохранённых мною билетов с разных выставок и им подобных – я

пробовала их посчитать, но в том возрасте, в котором я пробовала их посчитать, я таких чисел ещё не знала…). Но могу сразу сказать для любителей прекрасного, что базилика Святого Стефана поражает воображение (прежде всего тем, на мой взгляд, как она вписывается в современный город). Рядом с этой базиликой есть площадь, она называется площадь святого Иштвана (того же самого Стефана, только по-венгерски) – и если пройти стоя к базилике спиной прямо до конца площади, минуя Рейгана (про него у молодёжи есть прекрасная легенда: сам памятник стоит спиной к американскому посольству – соответственно, его оттуда выгнали – по направлению к российскому, а посреди площади есть памятник советским солдатам – молодёжь говорит, что они его не пускают!), а потом повернуть на улицу Хонвед, то по правую руку от вас будет ярчайший представитель модерна – дом номер 3, если быть точным – собственно, музей ар-деко в Венгрии (который больше похож на хранилище при музее или маленький антикварный магазин). Это всё очень красиво – и я, будем честны, крайне к модерну неравнодушна – но речь про то, что там варят очень вкусный кофе в маленькой примузейной кафешке (десерты все невообразимой красоты, но их я ела глазами, так как фигуристка и после десертов уж точно ничего не прыгну). Кстати, о фигурном катании. В Венгрии на площади Героев (почти на самой площади – буквально через дорогу перейти) есть огромный, замечательный, старинный каток. Поскольку в Москве тренироваться мне приходится в специфических условиях: три человека прыгают аксели в пространстве метр на полметра, я сильно удивилась, что на огромном льду так мало народу. На льду я, естественно, была каждый день, предполагала заранее, что так и будет – посему без своих коньков и не езжу – и видела только одного профессионала. Ко мне даже однажды подъехала девочка и попросила её научить, чем мы с ней и занимались. Ещё, конечно же, хочется добавить, что в Венгрии замечательная кухня. Спросите своих старших – что для них Венгрия? С вероятностью 99,9% говорю: суп-гуляш, паштет и паприка. От себя добавлю, что в Венгрии стоит есть курицу и утку – это просто нечто невообразимое. Так я вспоминала, как в двенадцать лет забежала в некоторое кафе и съела самую вкусную курицу с перловкой в бульоне в моей жизни. Я помнила, что кафе было большое, что мы с родителями не успевали на обед в отеле и забежали туда случайно. Путём немалых усилий и моих синестетических воспоминаний мы нашли это кафе – даю адрес, записывайте: улица Ершбет, дом 9-11, кафе-дворец New York. На вход выстраивается очередь, толпы туристов бегут не есть, но фотографировать рококо внутри кафе. Местные ходят сюда за десертами. Загляните, если будет минутка, оно того стоит.

Прошло ещё два дня по прежнему распорядку, с чашками недопитого кофе, казалось, в прежнем состоянии. Но утром четвертого февраля вышло солнце, я села на скамейку и записала в своём дневнике, что впервые за несколько месяцев ровно в 11:29 утра я почувствовала, как бьётся моё сердце. Этот момент стал отправной точкой, благодаря которой я пишу обо всём моём путешествии.

На носу – День Святого Валентина, день всех влюблённых и тому подобное. Не могу сказать, что мне довелось его когда-нибудь отмечать, а тем более с кем-либо. В этом году, ожидая исправности срабатывания закона подлости, я старалась об этом даже не думать, чтобы не было лишних слёз. Что я хочу сказать, почему я об этом пишу?

>>

07