Crème Brûlée Magazine Вкусная зима - Page 137

СТИЛЬ Мы живем в страшном мире. Еду теперь снимают не только вкусно, но и эротично. Кто является автором этого течения и кого обвинять в подобной пропаганде? В 1977 году американский журналист «New York Review of books» Александр Кокбёрн первый раз употребил это словосочетание, ставшее уже термином. В своем материале он провел параллели между руководствами по сексуальным техникам и кулинарными рецептами. В мозгу человека есть отделы, отвечающие за разные виды наслаждения, и зачастую экстаз от красиво и вкусно приготовленной пищи может превышать известное всем удовольствие. По другим источникам, первое упоминание этого термина появилось в книге 1984 года «Female Desire» Розалинды Ковард, профессора журналистики, писательницы, феминистки и директора «Гринпис» Великобритании (2005-2012). Писательница сравнила процесс «приготовления еды и ее красивую презентацию» с «актом порабощения» и «способом выражения любви и страсти через процесс отдачи». На самом деле, термин #foodporn не имеет никакого прямого отношения к порнографии в общепринятом смысле этого слова. Это красивое приготовление и подача еды, запечатленная на фотографии. В дальнейшем такой ярлык стали вешать на снимки, где изображена калорийная, сладкая и жирная еда, максимально детализированная и занимающая практически весь кадр. Еще позже в сети стали появляться видео, показывающие процесс поедания разных блюд. И вот тут уже можно провести параллель с основным значением слова «порно». Как правило, такие видео выглядели грязными, неприятными, ощутимо липкими даже от виртуального контакта с едой. И тот легкий намек эротизма, который подразумевался в первых упоминаниях, улетучился. Честно говоря, практически каждый фотограф так или иначе снимает фудпорн, если говорить о том значении, которое вложили в этот термин «первопроходцы», поэтому перед тем, как осуждать поклонников этого течения, пересмотрите свои собственные фотографии. Давайте сменим направление и поговорим о симбиозе эротизма и еды. В принципе, плохо это или хорошо, но мы живем в такое время, когда секс в недвусмысленном своем значении проник во все сферы деятельности. И стоит ли удивляться тому, что он затронул чуть ли не основную по значимости составляющую жизни человека? №8 декабрь-январь 2017 137