Вестник экономики Евразийского союза №1 (2017 г.) - Page 42

42–43 | Тема номера Появятся ли у Союза новые партне- ры из числа государств, которые сейчас не называются в качестве таковых? К 2020 году членом ЕАЭС с большой вероятностью станет Таджикистан: для него это экономически выгодно за счет роста торговли, инвестиций и денежных переводов трудовых мигрантов. В те- чение трехлетнего периода есть более низкая вероятность вступления в Союз Узбекистана. По другим странам, на мой взгляд, вероятность близка к нулю. В частно- сти, Молдова останется наблюдателем. Возможно, появятся еще один-два наблюдателя. Состоится заключение шести-восьми соглашений о свободной торговле: географически это окажут- ся страны евразийского континента (Вьетнам, Сингапур, Израиль, Сербия, Иран, Южная Корея) и Египет. Также будут идти переговоры о зонах свобод- ной торговли с другими государствами, их география расширится: Чили, Перу, МЕРКОСУР, ЮАТС, страны Персидского залива. Кроме того, стоит ожидать подписания непреференциального соглашения с Китаем. Каковы первоочередные и с едне- срочные задачи нормативной инте- грации в рамках уже существующей конфигурации ЕАЭС? В какой мере возможны такие более глубокие форматы интеграции, как, например, проведение общей денежно-кредит- ной политики в части учетных ставок, меры по борьбе с инфляцией и т.д.? Есть ли необходимость в создании единой валюты Союза? Вопрос о единой валюте не стоит даже на долгосрочной повестке дня ЕАЭС. Наоборот, на данном этапе введение единой валюты не принесло бы ощутимых выгод и, скорее, доба- вило бы макроэкономических рисков. Разговаривать о единой валюте имеет eurasianmagazine.ru | Есть две ключевые задачи. Первая — стимулировать переключение части транзита с моря на сушу, чтобы товары из Китая в Европу и обратно шли через территорию ЕАЭС. Вторая — развить логистику внутренних регионов, не имеющих прямого выхода к морским коммуникациям. смысл только тогда, когда достигнут необходимый, достаточно высокий уровень торгово-инвестиционной и макроэкономической интеграции. Мы прописали список критериев, которые должны быть выполнены, и последо- вательность шагов, чтобы этот вопрос можно было бы обсуждать осмысленно. Первостепенные два условия — сни- жение уровня долларизации экономик стран ЕАЭС и синхронизация инфляции. Важно, чтобы не было рассинхрони- зации инфляции, иначе очень быстро накапливается ценовой дисбаланс. При снижении инфляции и процентные став- ки сблизятся естественным путем. Что касается долларизации, то при ее высоком уровне экономика не реагиру- ет на монетарные стимулы, и в целом бесполезно говорить о координации монетарных политик. Вообще о моне- тарной политике сложно рассуждать, если в экономике доля активов и пассивов банковской системы в долла- рах превышает долю в национальной валюте. Необходима последовательная работа по повышению роли нацио- нальных валют. То есть тут важнее не интеграционная повестка, а действия на уровне государств. Баланс оптимизма и пессимизма Какая работа в настоящее время ве- дется по гармонизации ЕАЭС с Новым шелковым путем, Евросоюзом и другими форматами интеграции в евразийском пространстве? Сопряжение ЕАЭС и Экономического пояса шелкового пути (ЭПШП) — одна из точек роста. Собственно, рост грузовых потоков здесь уже пошел. «Сердце» темы сопряжения — транс- порт. С точки зрения стратегических интересов евразийских государств, есть две ключевые задачи в данной сфере. Первая (важная и привлекательная, но не главная) — стимулировать переклю- чение части транзита с моря на сушу, чтобы товары из Китая в Европу и в обратную сторону шли через террито- рию ЕАЭС. Это хорошая бизнес-ниша для логистов и железных дорог. На этом можно заработать. Вторая задача (главная) — развить логистику внутренних регионов, не имеющих прямого выхода к морским коммуникациям. Это сверхактуально для Казахстана, российских Урала и Сибири. Транспортные коридоры ЭПШП теоретически могут «сшить»