журнал Улитка Журнал Улитка №19 - Page 99

Интервью Статьи Критика 99 не прожил жизнь зря — он должен это понимать. С хайку великих — примерно та же история. Люди напоминали себе, что есть ворон на ветке, какие-то тонкие настроения, закат, рассвет, цветение одних деревьев, увядание других, смена вре- мен года. Мир живет своей жизнью, независимо от того, что там творит человек, какие страсти нами владеют. Это как небо Аустерлица у Толстого. Мы знаем, что Сайгё (он хайку не писал, но если го- ворить о поэзии в целом...) — современник событий драмы Ми- о-но Ёсицунэ (яп. 源 義 (Минамо т намото и Тайра. Он жил в горах Ёсино, где прятался Ёсицунэ, 経 1159 — 1189) — японский полково- и эти люди могли встретиться — легко. Гигантские события дец из клана Минамото, живший происходили одновременно совершенно в разных сферах, и между концом периода Хэйан и нача- действительно нужно быть грандиозной личностью, потенциа- лом периода Камакура. Вошёл в исто- лом противостояния волне хаоса, чтобы понимать, где ты на- рию как идеал самурая, – прим. ходишься, какова твоя позиция, да ещё писать стихи в этой редакции) ситуации. Что касается современной жизни, для нас хайку — это, наверное, больше эстетическая забава. Я не говорю, что для всех, люди живут разной судьбой, разные события случаются. Настоящие стихи, на мой взгляд, и тогда и сейчас писались и пишутся на переломе. Когда происходит осознание чего- то очень острого, либо жизненный момент, схожий с остриём лезвия, когда тебе обязательно нужно сказать своё слово. Ты можешь писать хоть каждый день, но шедевры появляются, наверное, только в такой ситуации. Что касается сценического воплощения, нам психологически проще работать с современными авторами. Классиков мы не играли, мы их читали. Использовали скорее как тексты в спектакле. А играли мы именно современных авторов. И в этом чувствуем себя гораздо более свободно и раскре- пощенно, даже нагло и фамильярно. Потому что это — люди, о которых мы знаем больше, и живут они жизнью, похожей на нашу. Над некоторыми работами мы можем даже иногда посмеяться, в расчете на адекватность вос- приятия и хорошее чувство юмора, почему бы нет. В то же время они от нас защищены. Мы периодически встречаемся с авторами, и каждый имеет право, если ему что-то не понравилось в интерпретации его стихов, подойти к нам, и, если не дать в глаз, то хотя бы сказать: "Ребята, вы не правы!" Такое случалось, и это нормально. Можем и поспо- рить, и объясниться, и извиниться, если мы чего-то не поняли. Сосуществуем на равных: есть одни, которые говорят стихами, и другие, что говорят танцем, но все мы заняты одним делом. Улитка: — Как появилось название «Ронин Фламенко»? Агнесса Буковская: — Приснилось Марии. Мария Райд: — Название "Ронин Фламенко" появилось в результате сна. Мне иногда снятся интересные "сюр- ные" сны, из которых приходят забавные слова. Если кто не знает, я танцовщица фламенко, посвятила большой кусок своей жизни изучению тра- диционного танца. Ездила в Испанию брать мастер-классы и учиться, преподаю сама. Это понятная национальная культурная традиция, подчиняющаяся достаточно строгим законам. В один прекрас- ный момент что-то мне поднадоело делать то, чем занималась много лет. И захотелось создавать не только традиционные вещи, изображать испанку, а самовыражаться. Захотелось говорить от себя — я Мария Райд, выросшая здесь, интересующаяся много чем. Это совпало по времени с началом моего интереса к японскому театру. И я начала делать "замесы" между культурами. И как мне пока- залось, эти две культуры местами имеют общее между собой. Естественно, коллеги меня не очень понимали в это время, и я осталась в своеобразном вакууме. Человеку в одиночестве, да ещё с та-