журнал Улитка Журнал Улитка №19 - Page 37

contests Конкурсы 37 Киго нашей любви Конкурс «Киго любви» получился у нас экспериментальным. Присланный массив стихотворений неоспоримо доказал, что тема любви всегда так или иначе выводит автора за рамки строгих требований к «классическому» хайку, так как этот поджанр, в числе прочих условий, предполагает обезличенность и отстранённость от ав- торского «я», созерцательность и, так сказать, «натюрмортность», при помощи которых невероятно трудно сказать о чувствах. Не говорю «невозможно» – наверное, о любви в стиле классического хайку говорить всё же можно – например, это может быть дискурс между влюблёнными, на только им двоим понятном языке – с помощью упоминания мест или природных явлений, ассоциирующихся у обоих с историей их отношений. Когда-то в Японии мужчины и женщины писали друг другу такие небольшие послания, эзоповым языком говоря о любви в стихах, внешне вполне нейтральных и природно-описательных. И всё-таки наш конкурс принёс урожай интересных, полных изящества лирических трёхстиший, и я хотела бы прокомментировать некоторые из них. Сложнее всего оказалось избежать в этом конкурсе местоимений, и много хороших стихотворений содержат их: а ещё были астры теперь и не вспомню цвет твоих глаз в день, когда ты ушёл, выпал снег и поглупели рифмы сны о тебе в это время всегда возвращается лето Холодный ветер Закрываю окно Нашего диалога – все они пронизаны глубоко «хаечным» духом момента, эмоционального озарения, и обращение к другому здесь органично и оправданно. По форме они не могут быть причислены к традиционному поджанру, но вместе с тем по своей атмосфере и тому послечувствию, которое они оставляют по прочтении, это несомненно хайку – и хайку удачные. Обойтись без прямого местоименного указания на предмет своего обожания тоже оказалось возможно, и у некоторых авторов это получилось на зависть ярко и живописно, вот два совершенно непохожих друг на друга примера этому: зимний рассвет третий раз солит глазунью хозяйка медных волос – тема обыграна мастерски, косвенно через примету (пересол – значит, хозяйка влюблена) и через аллюзию пламенеющей страсти, на которую намекает красочная палитра этого трёхстишия – алый край восходящего солнца, рыжее пламя волос.