Январский номер YM-01-19 - Page 96

Мечтал стать актёром. Летом 1938 года сдавал экзамены в московскую театральную студию Завадского. Но провалился. Именем писателя названы улицы в Москве, Ростове-на-Дону, в Воронеже и Хабаровске, в Риме, во французском Крэ. Как раз в столице Франции Га- лина Тюрина готовила и открывала выставку, приуроченную к 100-ле- тию Александра Солженицына. Оттуда сразу отправилась в Сале- хард. – Франция – особая страна в судьбе Александра Исаевича. Там впервые выходили его книги. Толь- ко французы издают полное со- брание его сочинений, переводное, на французском языке. Франция остаётся литературоцентричной страной, хотя проблемы у них те же: молодёжь не читает ничего кроме гаджетов. Тем не менее, для фран- цузов абсолютной мировой ценно- стью остаётся русская литература – Толстой, Достоевский, Пушкин, Солженицын. Это для нас очень поучительно. Россия – страна большая, богатая, и потому мы с лёгкостью пренебре- гаем многими бесценными вещами. Европа маленькая, она дорожит всем, но что для нас особенно важ- но – нашей литературой. С какой благодарностью посетители нашей парижской выставки смотрели на каждый листочек, на каждую ве- щичку, принадлежащие Александру Солженицыну!.. Галина Андреевна рассказала, что не только французы приходи- ли на выставку, но и наши соотече- ственники, по тем или иным при- чинам когда-то уехавшие жить в Париж. В их разговорах и взглядах «Ямальский меридиан» № 1. Январь 2019 г. скользит тема вечной ностальгии по Родине, пусть уже не такой далё- кой, как в советское время. – Для них, наших соотечествен- ников, любые культурные меропри- ятия, связанные с Россией, желан- ны, они на таких выставках будто чувствуют себя немного на Родине. Но главный контингент всё-таки французы. Они в школе изучают Солженицына. Писатель, кстати, и в Америке входит в школьную про- грамму, и не как пример антирос- сийской пропаганды, а как образец сильнейшей нравственной литера- туры с понятными общечеловече- скими ценностями. В разговоре с Галиной Тюри- ной неожиданно выяснилось, что в России, помимо Кисловодска и Москвы, ещё в одном месте открыт музей Солженицына – правда, кро- шечный, школьный – во Владимир- ской области, в деревне, где учи- тельствовал Александр Исаевич. – Писатель-то этот ещё не про- читанный по большому счёту, – не- много грустно улыбается Галина Андреевна. – Хотя за рубежом, ко- нечно, есть удивительные музеи, посвящённые ему. Иностранцы чаще, чем мы, трепетно относятся к нашим писателям. В России имя Солженицына связано с негатив- ным политическим зарядом, у него колоссальное число ненавистников. Иностранцы же относятся к нему без политического заряда, для них писатель – высокий образец рус- ской литературы. Жители городка Кавендиш аме- риканского штата Вермонт, где пи- сатель жил в изгнании, были с ним обычными соседями – ходили в одни и те же магазины, на почту… Между собой у них была договорённость: не показывать праздным людям его дом. Когда же писатель уехал оттуда, вернулся в Россию, горожане реши- ли, что он всё равно их почётный житель, он – их история. И в этом городке открылся музей Солжени- цына. У них нет мемориальных ве- щей, потому что писатель ничего не оставил в Америке, заявив, что всё его наследие принадлежит России. Но у них же есть фотографии, кни- ги, в конце концов, рассказы того же служителя почты. И такой тро- гательный музей сделали! А в этом году они написали Де- кларацию жителей Кавендиша. В ней обратились к «дорогим рус- ским людям», вместе с которыми они тоже хотели бы заявить о своей любви к творчеству великого писа- теля… Знаете, это фантастический текст, который стоило бы почитать всем ненавистникам и анонимным злопыхателям из интернета. Это такой уровень человеческого уча- стия, душевности, открытости сво- их чувств – декларация простых, по сути, деревенских жителей. На- столько им хотелось прикоснуться к нашему празднику!