Январский номер YM-01-19 - Page 61

61 Церковнослужители Москвы и Салехарда совершили крестный ход по Ямалу с иконой святого страстотерпца царя Николая. ской королевы сопоставима с тра- гедией семьи Николая II. Во время свадебного путешествия по Европе государыня Александра ночевала в опочивальне Марии-Антуанетты, именно там её захватила чернь. Из Версаля российская царица привез- ла с собой овальный портрет Марии- Антуанетты и красный гобелен – немых свидетелей греха француз- ских революционеров. – Всё, что свершилось с госуда- рыней и её семьей, слишком напо- минает уничтожение королевской семьи во Франции. Но у них до сих пор чтут День взятия Бастилии, а у нас национальный праздник – День народного единства, – подчеркнул Артемий Владимиров. Своё книжное повествование батюшка продолжил рассказом о государе Николае II, его наследни- ке и о екатеринбургской голгофе, постигшей царскую семью. Иллю- стрированное издание дополняют стихотворные посвящения автора августейшим особам. – Когда я была во Франции в хра- ме Николая Чудотворца, я встре- тилась со святыней, которую царь Николай II когда-то перевёз туда. Я была поражена величием импе- ратора. Сегодняшняя история отца Артемия тронула душу. Глядя на просветлённых людей, открываешь в себе новые грани духовности, – поделилась впечатлениями воспи- татель дошкольного образования Светлана Майорова. О рояле Рахманинова и семье После Ноябрьска, Муравленко, Губкинского и Тарко-Сале беседу о вечных ценностях Артемий Вла- димиров привёз в Новый Уренгой. Встреча прошла в ДШИ имени Рах- манинова. Началась она именно с музыки. После звуков рояля батюшка ув- лёк слушателей семейной легендой, связанной с революцией и великим русским композитором. Он вспо- минал, как после эмиграции Сергея Рахманинова большевики намерен- но изувечили один из двух его лю- бимейших инструментов. – Нельзя было построить новое общество, не разрушив рояль Рах- манинова, – иронизирует Артемий Владимиров. Позже, в советском прошлом, брат-близнец прото- иерея, будучи в гостях у близких друзей семьи, так поразил игрой композиции Рахманинова на рояле стариков-хозяев, что те подарили этот инструмент талантливому Ми- теньке с откровением: «Это тот са- мый второй рояль маэстро». Наследие композитора до сих пор хранится в отчем доме прото- иерея. Посетивший его однажды настройщик назвал инструмент эталоном звучания и предложил за него полтора миллиона рублей. Ра- зумеется, семейная реликвия оста- лась дома. Таких личных историй в памяти московского протоиерея множе- ство. Он рассказал, что его далёкий шотландский предок был послед- ним валлийским пиратом золото- го века по прозвищу Чёрный Барт. Бартоломью был предком поэта Павла Барто – первого мужа Агнии Барто. Тайны семейного древа про- поведника Русской православной церкви оказались ещё более глубо- ки. – У меня была бабушка Любовь, которая нас воспитала. Она многое скрывала. К примеру, что во време- на Великой Отечественной войны она сожгла в печурке родословные гербовые бумаги. Одним её двою- родным братом был Сергей Михал- ков, а другим – Пётр Глебов (Григо- рий из «Тихого Дона»)… Потом я