Сентябрь 2018 YM-10-2018 - Page 94

94 ЛЕТОПИСЬ ∙ Взгляд в прошлое Жизнь казалась безоблачной: люди были заняты хозяйственными работами или рыбалкой. достаточные для устройства из них молитвенного дома и времен- ного помещения миссионера с пса- ломщиком». Тобольская епархия решила здания «употребить для означенной цели, ассигновав на это единовременный расход 1500 рублей», пишет надымский крае- вед Вадим Гриценко в двухтомнике «История Ямальского Севера». Берег реки Шуги, возможно, был выбран не зря, там часто коче- вали самоеды и остяки надымских юрт. В сезон рыбалки они добы- вали рыбу и заготавливали впрок юрок и рыбий жир. Часть абориге- нов вели полуоседлый образ жиз- ни, разъезжая по берегу Обской губы и реке Надым. Так повелось, что с древних времён оленеводы с полуострова Ямал с ледоставом кочевали и на шугинских берегах вели обмен товаром. Считается, что вторым рожде- нием посёлка стало решение бюро РК ВКП(б) от 10 июля 1934 года о расселении спецпереселенцев на Шугинскую речку. Согласно ар- хивному документу, найденному Вадимом Гриценко, новых жителей обеспечили «десятью объектами жилых домов, хозпостроек, а так- же двадцатью коровами и пятью лошадьми». Когда посёлок разросся, ко- ренные жители начали вступать в местный колхоз. Русские назы- вали их любезно «туземчиками», наблюдали за ними и учились, в каких местах лучше ловить рыбу, обменивали металлические пуго- вицы на юрок, а водку и табак – на муку и хлеб. В 1961 году перестало суще- ствовать село Хэ, и большая часть населения перебралась в Шугу. Жизнь казалась безоблачной: люди помогали сейсмопартии прокладывать просеки и устанав- ливать деревянные вышки, выпа- сали два больших оленьих стада, возили в Салехард по зимнику до- бытую рыбу, попутно доставляя почту. Оседлые ненцы, безвылазно жившие в посёлке, были заняты хозяйственными работами или рыбалкой. В весеннюю и осеннюю путину они вылавливали ерша на фактории Хоровая. В 1956 году спецпереселенцам разрешили уезжать на родину, и правительство СССР, посчитав место проживания ссыльных не- рентабельным, закрыло посёлок: сюда перестали возить почту, ликвидировали магазин, пекарню и медицинское учреждение, про- пал и уникальный, прорублен- ный в горе мерзлотник. Сельский совет перевели в Кутопьюган. О коренных жителях никто не по- думал.