Сентябрь 2018 YM-10-2018 - Page 93

93 На третьи сутки уставшие, го- лодные и покусанные комарами путники пришли в Кутопьюган. Отдохнули у знакомых, а наутро Ваня с матерью пошли к дому Ана- гуричи. Неожиданных гостей уса- дили за стол и угостили чаем. Оказалось, беда привела их сюда. Женщина со слезами на гла- зах стала сбивчиво рассказывать, что обращается к милиционеру за помощью от лица всего коренного населения Шуги, чтобы написать письмо кому-нибудь из больших начальников. – Почему так несправедливо обошлись с нами? Зачем закрыли наше село? Разве они не уверены, что оставшееся население сможет обеспечивать рыбозавод, ведь дру- гие рыбоучастки работают в Ныде и Кутопьюгане, – говорила она. – Да нам много и не надо, лишь бы магазин да пекарня с больницей работали. Напиши обо всём этом. Александр Пуптович спокойно выслушал старушку, взял тетрадь и ручку, хотя знал, что в окружко- ме вряд ли примут решение о со- хранении села. Однако понимал и другое: нельзя отбирать у людей надежду. Написал на конверте адрес, в тот же день отнёс письмо на почту. Чуда не случилось. Всё ре- шалось в Москве. А разве могли столичные чиновники знать, что кроме репрессированных в Шуге жили и представители коренного населения? Потеряв работу, люди остались без средств к существованию. Кто- то из ненцев переехал жить по про- токам, кто-то обосновался в других посёлках. Были и те, кто спился или скитался по чужим домам. Первые упоминания о посёл- ке Шуга в документах связаны с купчихой Холиной, которая в 1896 году пожертвовала ему «строения,