Сентябрь 2018 YM-10-2018 - Page 59

59 Встреча с любимым автором прошла в рамках проекта «Литературный мост», организованного издательством «Эксмо». Онлайн-встреча объединила более 60 городов России. «Юный писатель должен прекратить спрашивать советов. Пишите жизнь, как вы её видите. С этими зарисовками надо будет попасть в какое-нибудь литературное объединение, где ещё пятнадцать таких же волчат будут грызть вас, и клочки будут лететь по закоулочкам. И когда это вас не сломит, считайте, что вы можете писать». К то же тогда ведёт её Инста- грам? Оказывается, дочь. По сло- вам мамы, электронный гений. В этом Дина Ильинична призналась на онлайн-встрече, которая прошла в рамках проекта «Литературный мост». – Много лет назад мой уважае- мый подросток мне сообщил без- апелляционно, что человека, кото- рого нет в Интернете, нет нигде, – продолжает писательница нача- тую мысль. – На это я ей ответила: «Знаете, деточка. Меня всё это не интересует. Я пишу бумажные кни- ги, которые надо листать». Тогда я была ещё дремучей тёткой. А сейчас у меня есть электронная книжка, и я в ней иногда что-то читаю. Дочь завела мне страницы в Фейсбуке, Инстаграме, сделала сайт. И так по- лучилось, что теперь я продвинутая женщина. – Что сподвигло вас начать пи- сать? – Дурость подростковая. В 15 лет я была обалдуем, который ни у кого ничего не спрашивал. Я ни- когда не делала уроки и всё время писала. Писала, кажется, с тех пор, как научилась читать. По своей на- глости я послала во всесоюзный журнал «Юность» рассказ. Его на- печатали, и мне показалось, что это гораздо проще, чем пирожки печь. Я послала второй рассказ, третий – так меня и заволокло в литературу. Это судьба провин- циальной Золушки. Ведь журнал «Юность» выходил трёхмиллион- ным тиражом, его доставляли во все тюрьмы, на все корабли Тихо- океанского, Черноморского, Бал- тийского флота. Все моряки при- сылали мне письма. – Какой этап в написании книг самый сложный для вас: замысел, развитие сюжета или финал? – Замысел порой оглушает, как затрещина. Ты наклоняешься за- вязать шнурок, а из форточки со- седнего дома зазвучит шлягер из твоей ранней юности. И всё. Сюжет готов. Или происходит какое-ни- будь событие. Помню, как мы с му- жем впервые оказались в Италии. У нас был замечательный толстенный путеводитель, который почти сра- зу украли. Так что в каждом городе пришлось покупать новый. А мест- ные издатели дают переводить эти путеводители на русский каким- нибудь студентам факультетов сла- вистики. Переводят те своеобразно. У меня дым из ушей валил, когда я читала это вслух. Особенно воз- мутил путеводитель по Венеции. Лежу, читаю мужу: «Посмотри, как эти умники переводят «венециан- ское наводнение», – «высокая вода венецианца». И когда я это произ- несла, похолодела. Поняла, что это название повести. Оставалось толь- ко её написать. Я вернулась домой и написала. – А как родился замысел «Син- дрома Петрушки»? Довольны ли вы экранизацией? – Коварный вопрос. Писатель – такое удивительное существо, ко- торое всё время рыскает глазами, что-то ищет и находит странных личностей. Его не интересуют нор- мальные люди с устойчивой пси- хикой и хорошим школьным атте- статом. Однажды один режиссёр при- гласил меня в театр поговорить о книге. На встрече было человек тридцать актёров – молодые ребя- та. Когда пришло время расставать- ся, мне сказали: «Вас отвезёт наш Петруша», – и тут же обратились