Северяне №4, 2018 Sev_04_2018_sait - Page 67

от Лаптандеров. Фамилия Сядэй тоже к Лаптандерам относится. Они все происходят от одного рода, одного происхождения. Я помню хорошо своего деда Як вэсако, старика Якова. Он приехал в Приуральский район так. В старину было много воров, которые угоняли оленей. Хлеба не было. Посёлков, где можно было бы отовариться, тоже не было. Поэтому было много банд, которые угоняли оленей. Это были профессиональные угон- щики, которые годами этим за- нимались и на это жили. Границ не было. Вот так наш прадед приехал сюда с двумя сыновьями, спасаясь. Раньше он жил за рекой Печорой, что в Коми Республи- ке. Однажды у них украли всех оленей. Потом к деду приехали люди и сказали, вот тут есть оле- ни – бери их и беги за Уральские горы, там тебя никто не найдет и оленей не заберут. Так мой дед и приехал сюда. Бабушка по отцу у меня была Окотэтто, родом из Нового Порта. Так вот, Як вэсако приехал из Печоры в Салехард с отцом и братом. Тогда у них уже не было оленей. В Салехарде он нанялся работать пастухом к Саля Митрею. Этот Саля Митрей был тор- говцем, ходил по реке на кате- ре. Моторов же не было. А этот Митрей Чупров зырянином был. Вот он приедет, продукты раз- даст тундровикам. А потом со- бирает как плату оленьи шкуры, песцов, лапы оленьи… к нему приезжали за мехами с Большой земли русские купцы. Они же как современные коммерсанты были. В основном Митрей хотел песцов. Потом он стал покупать для себя оленей. Мой дед Як вэсако с братом пока так жили, подросли. Сале- хард тогда совсем маленький был. Продуктов нигде не прода- ПРЕДКАМИ ЗАПОВЕДАНО | АРКТИЧЕСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ Хаулы Лаптандер. Аксарка, 2013 г. вали, магазинов почти не было. Тундровики даже понятия не имели, что можно ещё отова- риваться. Наверное, они только мясом и рыбой питались. В общем, давно это было. Так вот. Чупров купил триста оленей. Такие богатые зыряне всегда были, хоть и сами тоже недавно сюда приехали. А потом отправил работников охотиться на песцов. Капканы им делал куз- нец. Он и волчьи капканы делал и тундровикам продавал. Однажды Чупров сказал: «Бегите. Сейчас сюда красные идут! Бегите, иначе мы все здесь пропадём… Угоните оленей в тундру! Ищите хорошее место и оставайтесь там жить!» Потом пришли красные. Они организовали колхозы. Сам я учился в посёлке Щучье. Там школа была. Пом- ню хорошо эпидемию летом 1955 года. Тогда была вспыш- ка ящура в тундре, и много оленей погибло. Трупы их сжигали. Тоже был карантин… Те, кто мало контактировал с другими, сохранили оленей. Мне тогда было около деся- ти лет. Помню, приезжали ветеринары из Тюмени, всех проверяли, говорили пасту- хам сжигать одежду после контакта с больными оленями. А когда похолодало и снег вы- пал, всё прошло. После этого ящура тут не было. Конечно, бывает копытка у оленя. Но если бициллином прививать, то он выздоравливает. Бицил- лин тоже недавно появился у нас. Я помню, из Аксарки его Туляхов привёз, и оленеводы были очень рады, что есть такое лекарство. СЕВЕРЯНЕ № 4, 2018 65