Северяне №4, 2018 Sev_04_2018_sait - Page 66

ЛЮДЕЙ НЕ ЖАЛЕЛИ: ПЕСЦОВЫЙ МЕХ ЦЕНИЛСЯ КАК ЗОЛОТО Роза ЛАПТАНДЕР г. Гронинген (Нидерланды) Наш исследовательский проект ОРХЕЛИЯ (ORHELIA) по сбору устной истории стариков Артики начал работу в 2011 году. В течение шести лет мои коллеги из Арктического центра университета Лапландии и я собирали рассказы от жителей северной Финляндии, Кольского полуострова, Ненецкого округа, Ямала и Якутии о жизни в Арктике. Хотя проект завершился ещё в 2016 году, мы продолжаем работу по этой теме. Публикуя рассказы наших соавторов, друзей и учителей, с которыми мы работали, и тех, кто делился с нами знаниями и опытом, мы возвращаем результаты нашей совместной работы. Лаптандер Хаулы Тётьевич родился в Щучьеречинской (Бай- дарацкой) тундре Приураль- ского района в 1946 году. По- томственный сын оленевода, он проработал всю жизнь в Приура- лье. Хаулы – отец замечательных детей, дед любящих его внуков. Я познакомилась с этим человеком в посёлке Аксарка в апреле 2012 года, когда он приехал на празд- ник День оленевода. Следующее интервью с ним я записала через три года – тоже в апреле 2016-го. История жизни Хаулы Яковлеви- ча рассказывает нам о временах до прихода советской власти в тундру, о том, как люди спасали себя и своих оленей от волнений и беспорядков тридцатых годов, об эпидемиях, трагедиях. Первая 64 СЕВЕРЯНЕ № 4, 2018 произошла в 55-м году прошлого века. Потом все ещё хорошо пом- нят осень 2013-го и зиму 2014-го. Хаулы Тётьевич работал в зверооленеводческом совхозе «Байдарацкий» охотником-про- мысловиком. Принят на работу 25 ноября 1965 года. Тридцать три года рабочего стажа. Интервью записано в по- сёлке Аксарка в апреле 2012 года на ненецком языке и пере- ведено на русский язык Розой Лаптандер. Хаулы Лаптандер: Первым нашим директором был Чума- кин. Потом был Кугаевский. Бабин уже был нашим третьим директором. Тогда мы жили возле реки Ензоряхи, на этой стороне, воз- ле Паюты. Оленеводы тамош- ние почти все тогда числились в совхозе охотниками. Они же по тундре ездят. В посёлок им ездить было не положено. Тог- да песца немного было, но он очень ценился. Его называли мягким золотом. Если песца не добудешь – тогда плохо. Только песца и требовали. Людей не жалели – песцовый мех ценился как золото. И ещё нужно было чёрное золото – это уголь, но его в Воркуте добывали. Роза Лаптандер: Ваш отец рассказывал, откуда вы родом? Х. Л.: В нашем роду мы все Лаптандеры. Конечно же, мы ненцы. Я-то сам отношусь к Ты- сья. А так Салиндеры, Лаптанде- ры, Ного, Вылка – они все идут