Северяне №4, 2018 Sev_04_2018_sait - Page 46

СУДЬБЫ. ХАРАКТЕРЫ. ЛИЦА | ЛИЧНЫЙ АРХИВ Выпускники фельдшерско-акушерской школы, г. Острогожск. Пётр в нижнем ряду крайний справа роста в неё вступали. Так что порой приходилось использовать и силовые приёмы – снимать с работы, выговоры давать. Помню, на меня один серьёзный руководитель, управляющий трестом, наверное, с год обижался за то, что я его строго наказал за невы- полнение указаний. Правда, потом всё же понял, что нет смысла обижаться, надо просто делать дело. Увы, руководящая работа требует иногда жесткости, а не одних поглаживаний. Таких, кто бы на меня злился по-настоящему, вроде нет. Во всяком случае, в кругу моего общения. Ну а каждому в душу не влезешь… Вот когда я уже работал в Салехардском горкоме, купил для отца мотоцикл «Урал», отправил его ему в Воронежскую область. В Салехарде с покупкой мотоцикла тогда проблем не было. Не потому, что я первый секретарь, позвонил и сказал, чтобы мне оставили, а просто свободно, без блата можно было купить. Но через два месяца меня в обкоме КПСС пригласил к себе заворготделом – из-за этого мо- тоцикла жалоба на меня поступила. Так что, полу- чается, недоброжелатели всё же были. – А в комсомоле действовали только методом убеждения? – Конечно. Там иных рычагов не было. Я очень многое из комсомольской работы взял. Например, умение расположить человека к себе, убедить. Это очень важно… 44 СЕВЕРЯНЕ № 4, 2018 Трудно, конечно, было работать. Особенно зимой. Если ночью звонят, уже знаешь: на котельной какие- то проблемы или пожар, не дай бог. Как-то во время урагана при температуре минус сорок шесть линию электропередач повалило всю – от электростанции до Салехарда. Как спички, опоры попадали. И мы остались без энергии и без тепла, многое разморо- зили. Тогда из Тюмени пять спецбригад вынуждены были запросить. Восстановить разрушенное стихией стоило неимоверных усилий. Да и без подобных ЧП жилось непросто. Котельные-то – «вшивобойки» – на угле. Кочегар напьётся – температура падает. Как ночь, так одно беспокойство, опять надо куда-то бежать, ехать. Ответственность давила. Спрос был серьёзнейший. Только в последние годы моей рабо- ты стало больше доверия, не так жёстко наказывали. – А в балке вы с семьёй жили? – Нет, обошлось без такой «романтики». В Сале- харде мне дали комнату в девять квадратных метров. Тут и кухня, и спальня, и гостиная. Печечка небольшая, кровать, детская коечка, столик небольшой да два стула – больше ничего бы и не вошло. Потом получил однокомнатную нормальную квартиру, после – двух- комнатную, трёхкомнатную. Замечу, в последние мои годы работы в Салехарде мы жильё с печным отоплением уже не возводили. И водозабор наконец построили, а до этого воду в котельные возили из реки.