Северяне №4, 2018 Sev_04_2018_sait - Page 36

СУДЬБЫ. ХАРАКТЕРЫ. ЛИЦА | ПОДВИЖНИКИ Вручение подарка на свадьбу юной невесте. Этот медвежонок до сих пор хранится в музее-квартире Л. Лапцуя зовывал чтения газет и журналов для учащихся. Будущему по- эту это нравилось, он чувствовал себя вожаком молодёжи в школе. В 1951 году Леонид поступил в Салехардское медицинское учи- лище. Он был первым из ненцев, кто поступил в это учебное заве- дение. В те годы он много читал, ему удалось познакомиться с пи- сателем Иваном Григорьевичем Истоминым. Эта встреча дала толчок к осмысленной литера- турной деятельности. – Иван Григорьевич внима- тельно отнёсся ко мне, мы долго беседовали. Он хорошо владел не только русским и коми язы- ками, но и ненецким. Вначале предложил мне делать перево- ды, а уже позднее посоветовал писать сказки и стихи. – А как же учёба в училище, не страдала? Ведь творчество требует много времени, – спросила я поэта. – Нет, – ответил он, – учё- ба была на первом месте, а остальное выполнял только в свободное время. У меня был большой запас сказок и ска- заний в памяти, я их слушал в детстве, когда ещё был малы- шом и жил в чуме. 34 СЕВЕРЯНЕ № 4, 2018 С каждым годом жизнь в горо- де становилась всё интереснее. В училище произошло знаковое событие – Леонида приняли кан- дидатом в члены партии, а после окончания училища пригласили в окружной комитет комсомола и выдали направление на учёбу в Москву в высшую комсомольскую школу при ЦК ВЛКСМ на два года. – Вначале отказывался, хо- тел свою мечту осуществить до конца – стать врачом. Но меня убедили, что партии я нужен там, где могу в полную силу работать. После учёбы направили работать секретарём райкома комсомола в Ямальский район. Было трудно. Мы, комсомольские работники, по тундре ездили на оленьих упряжках, приходилось ночевать под открытым небом. Часто посещали не только оленеводов, но и рыбаков. Нелегко было им в летнюю пору: проходили большие расстояния на вёслах, не было моторов, не хватало катеров. Да, сейчас, всё упорядочилось, – продолжал Леонид Васильевич. – Есть «Бураны», вертолёты, само- лёты, моторы на лодках, речное пароходство развивается, а в 50–60- х годах этого не было. Мы большую работу проводи- ли с молодыми ребятами, которые оканчивали школу, и направляли их учиться на зоотехников, вете- ринарных врачей, киномехаников, создавали свою национальную интеллигенцию, многие стали поступать в вузы Москвы, Ленин- града, Омска, Тюмени. Разные были люди. Одни с радостью шли на работу и учиться, а другие… Как говорят у ненцев, если сердце спит, человек радости не прине- сёт ни себе, ни другим. – А вы из каких краёв приеха- ли на Ямал? – спросил Леонид. Я засмеялась и отшутилась: – А вы не поняли? Он прищурился и сказал: – Однако из наших! – Точно, не ошиблись, я роди- лась на Ямале, в Надымском рай- оне, в семье зырянина Георгия Афанасьевича Чупрова, мой дед Афанасий Чупров был оленево- дом, но рано ушёл из жизни, а его четыре сына Александр, Георгий, Семён, Митрофан, их дети – из- вестные оленеводы. Работают на Ямальской оленеводческой сельхозопытной станции. В семье были не только оленеводы, но и бригадиры, зоотехники, ветери- нарные врачи. Так что я из семьи потомственных оленеводов. Леонид Васильевич выслу- шал внимательно и спросил: – А в чуме-то приходилось бывать? – Конечно, – ответила я, – ез- дила с отцом на оленьей упряж- ке, когда стадо было недалеко от посёлка. Зимой оленеводы были у нас частыми гостями, когда они приезжали, вся дет- вора посёлка крутилась возле оленей и старались их угостить хлебом, сахаром. А порой даже удавалось покататься на нарте. Кстати, – продолжила я, – у меня есть первая ваша книга на рус- ском языке – «Земля моей любви»