Северяне №4, 2018 Sev_04_2018_sait - Page 28

СТРОГАНИНА | УСЛЫШАТЬ ДУНОВЕНИЕ ВРЕМЁН Формы оказания помощи и устроения новой жизни кочевников не были разнообразными, но при их разработке сделаны попытки учесть особен- ности бытования северных народов. Одними из са- мых известных оказались культбазы (культурные базы) – сложные многофункциональные комплек- сы, строившиеся в отдалённых местах касланий и обслуживающие коренное население. История их создания и деятельности подробно рассмотрена в статье «И на Марсе будут яблони расти!», опу- бликованной в «Народном журнале «Северяне» (№ 3, 2018 г.). А вот другой, не менее интересной формой взаимодействия устроителей нового мира и кочевников тундры стали знаменитые красные чумы, получившие, так же как и культбазы, самое широкое распространение на всей территории Крайнего Севера и Дальнего Востока. Первые красные чумы появились на Ямале в начале 30-х годов прошлого века. Создавались они в составе уже упомянутых культбаз, а также при районных и сельских исполкомах и использовались как наиболее универсальное средство агитации, пропаганды, обучения и бытового обслуживания кочевников. Главное отличие их от всех других учрежде- ний, создаваемых для обслуживания кочевого населения (фактории, культбазы, дома ненца, из- бы-читальни, школы-интернаты, ветеринарные и медицинские пункты и др.), заключалось в том, что это были учреждения передвижные, мобильные, которые сопровождали и обслуживали кочевника в его естественной среде обитания, непосред- ственно в тундре. Работа должна была вестись на территории наибольшего скопления чумов и, по возможности, сопутствовать их касланиям по всей территории бескрайней тундры. Подготовка, создание красного чума было де- лом сложным, кропотливым и весьма дорогосто- ящим. Интересные воспоминания о первом опыте создания этого необычного учреждения оставил В. Козлов, участник строительства фактории в Новом Порту и автор книги «Полярная фактория», изданной в 1933 году. По мнению автора, главная идея красного чума заключается в его показательности, то есть в крас- ном чуме должны быть наглядно представлены те полезные предметы быта, культуры, орудия лова и охоты, которые сделают жизнь туземца значи- тельно лучше. По наблюдению автора, «туземец очень практичен, вещью, полезность которой со- мнительна, он не заинтересуется. Ему подай только такое, которое в его быту составит событие, что 26 СЕВЕРЯНЕ № 4, 2018 даст ему ощутительную пользу, в чём он ясно уви- дит практическое усовершенствование». И далее разъясняет сказанное на примере освещения чума и внедрения в быт кочевника рукомойника: «…Когда туземец воочию увидит, насколько освещённый чум привлекательнее тёмного и мрачного, он сам пойдёт навстречу лампе… У меня на столе горит светлая лампа с зелёным абажуром, это небольшая роскошь. Однако очень многие гости-туземцы, сидя у меня, с интересом рассматривали лампу, щупали её, расспрашивали, сколько стоит и можно ли та- кую купить в лавке. Дальше туземцу надо показать обращение с рукомойником. Если в чуме будет то- питься чугунная печь, это даст возможность иметь всегда воду комнатной температуры. Употребление рукомойника большинству ямальцев знакомо. По крайней мере, приезжая на факторию, многие из них охотно пользуются нашим умывальником, висящим в туземной комнате. Равным образом туземцы, осо- бенно женщины, очень неравнодушны к туалетному душистому мылу. Нюхают, даже пробуют на вкус. Им легко объяснить, что к чему, и они принимаются старательно полоскаться в мыльной пене. Чистота красного чума, конечно, должна быть напоказ. Чи- стота и нарядность». Однако первый же практический опыт создания красного чума показал, как невероятно сложен этот процесс. Автор, как очевидец событий, от- мечает: «Так просто, на «ура» создавать красные чумы и посылать их в тундру без языка (перевод- чика. – Прим. авт.) и без плановой «головы» – на- прасная трата денег, и притом довольно крупных, в десятках тысяч. На красный чум ассигновали крупные суммы денег. Степанов по меньшей мере пару месяцев затратил на то, чтобы достать двести оленей, необходимых для передвижения чума. В прошлом году красный чум не дал никакой работы, растерял за сезон 137 оленей – часть съели, часть сдохла. Обошёлся округу в круглую сумму и не оставил никакого опыта…» Одно из первых упоминаний о красных чумах в фонде Государственного архива Ямало-Ненецкого автономного округа содержится в Постановлении бюро Ямальского (Ненецкого) ОК ВКП(б) от 4 дека- бря 1932 года «О грубейших ошибках в проведении политики партии на Крайнем Севере», где дан ана- лиз «искривлений ленинской национальной поли- тики», выразившихся в «явном игнорировании прав и интересов трудящихся националов», и в перечне того, что необходимо сделать для исправления ситуации, в том числе указано о необходимости «оживить деятельность красных чумов, планово