Северяне №4, 2018 Sev_04_2018_sait - Page 114

ДВИЖЕНИЕ ЧУВСТВ | НЕВЫДУМАННЫЕ ИСТОРИИ напоминающая болонку. Необычным он был пото- му, что вместо пуховой шерсти его тело покрывал плотный панцирь, образовавшийся из прилипших бутонов репейника. Репейник превратил хвост бедолаги в толстый колтун, который волочился по земле, ударяя по ногам, а голова, шея и морда напоминали чрезмерно раздувшийся футбольный мяч. Из-за этого месива еле просматривались глаза бедолаги. Смотреть на его страдания без слёз было невозможно: движения при ходьбе скованы, каждый шаг даётся с трудом… Постоянно задирая голову вверх, пёс пытался выгрызть прицепившуюся к спине занозу. На передних ногах и груди пёс зубами удалил репьи вместе с шерстью, потому тело в том месте на солнце блестело розовым цветом. Строители жале- ли страдальца – подкармливали, пытались поймать и постричь, но инстинкт самосохранения барбоса был выше голода, и он никому в руки не давался. У меня в Надыме во временном жилье жила болонка Тимка, потому я хорошо знал повадки и привычки этой породы собак. Через неделю знаком- ства подобрал я таки ключик к сердцу горемыки. Произошло это так. В один из выходных дней сидели мы с земляком Зинуром Бареевичем Газизовым (он на Север при- ехал из города Стерлитамака, а я – из соседнего города Салавата) на скамеечке у входа в жилой ва- гончик, беседовали, загорали на южном солнце. И вдруг увидели Тузика. Прихрамывая, он медленно, на полусогнутых лапах шёл в нашу сторону. После каждого шага останавливался, поворачивал голову назад и пытался ухватиться зубами за панцирь. Я решил: это шанс, надо попробовать «договориться» с ним. Побежал в вагончик, вынес кусочки колба- сы и стал бросать. По всему было видно, что пёс голоден: хватал лакомство на ходу и глотал не разжевывая. Каждый бросок был ближе и ближе, и на расстоянии вытянутой руки Зинур схватил и передал пса мне. Я положил Тузика на скамеечку, товарищ принёс ножницы, опустился на колени и стал осторожненько «оперировать». Пёс был на- столько обессилен, что лежал, спокойно прикрыв глаза. Судя по реакции, процедура ему нравилась. Вокруг нас собралась толпа строителей – все ра- довались, восхищались нашим действом, давали советы, предлагали помощь. Я знал, что если удалить шерсть, застилающую глаза, от излишнего света животное может ос- лепнуть. Сказал об этом Зиннуру, и он аккуратно вырезал на голове и вокруг глаз репейные комки, оставив длинные пряди волос. 112 СЕВЕРЯНЕ № 4, 2018 Когда операция была закончена, я осторожно поставил страдальца на ноги и убрал руки. На не- которое время пёс замер, а потом, опомнившись, отбежал в сторону, остановился и, упёршись перед- ними лапами в землю, задними стал буксовать, отбрасывая назад песчано-земляную смесь. По всему было видно, что движения ему даются легко, энергии много и настроение приподнятое. Тузик так интенсивно буксовал, подпрыгивая высоко, что столб сухой пыли из-под его задних лап растянулся на большое расстояние, словно реверсивный след самолёта. Закончив разминку, стал носиться впе- рёд-назад перед невольными зрителями и, видимо, в знак благодарности издавал радостный визг. С тех пор пёсик поселился у нас под вагончиком. Мы регулярно кормили его, а он караулил наше имущество. Утром, бывало, ждёт нас на пороге ва- гончика, проводит до вахтового автобуса, а вечером встречает радостным лаем. Через два месяца кончился срок нашей коман- дировки. Шерсть у Тузика отросла, и на прощание на скалистом уступе каньона мы устроили с ним фотосессию. Мы подружились, и жаль было расставаться с преданным и благодарным дружком, которого любили и опекали. У меня было желание забрать его с собой, да и жена по телефону сказала, что не против, но ряд причин не позволил сделать это. И главная из них – в самолёт без справки от ветеринара и намордника не пустят. А я был загружен работой с восьми утра до восьми вечера, и терять день, чтобы разыскать в разрушенном городе ветлечебницу (если она со- хранилась), не мог. Потому пристроил нового друга – передал в руки бригадиру, любителю животных Николаю Ивановичу Любченко, который в составе группы строителей приехал сменить нашу бригаду. И вот неожиданная встреча на берегу озера. – Как ты смог его в самолёте провезти? – спра- шиваю бригадира. – Очень просто, – начал рассказ Николай Ивано- вич. – Я работал снабженцем, грузовик всегда под рукой. В одну из командировок в Ереван уговорил водителя поездить по городу и найти ветлечебницу. Там и получил Тузику паспорт. Но самое интерес- ное, что паспорт не потребовался – из Надыма начали курсировать чартерные грузовые рейсы. В Армению вместе с вахтовыми бригадами везли электроды, спецодежду и ещё кое-что по мелочи, а назад – отработавших командировочный срок строителей. И я без проблем привёз барбоса на радость детям.