Северяне №4, 2018 Sev_04_2018_sait - Page 108

ДВИЖЕНИЕ ЧУВСТВ | МЕМУАРЫ собственной выпечки. Преодолев несколько труд- ных перевалов, Эдуард вывел свою группу в долину Чойгана, что на границе Тувы и Бурятии. Это насто- ящий курорт для всех желающих. Коренные жители целыми семьями приезжают в долину, разбивают палатки и неделями живут у целебных источников. Романтика романтикой, но туристы долж- ны соблюдать элементарные правила. Больше всего ошибок они совершают на перевалах. На одной из переправ Эдуард спас жизнь парню из Красноярска. Эдуарду, штангисту, рекордсме- ну, приходилось разгружать товарищей. При этом его рюкзак тяжелел до пятидесяти шести килограммов. В дальнем походе всякое случалось. До «насе- лёнки» несколько десятков километров, а на всех остаётся лишь ложка-другая сухарей. Это повод испытать волю романтиков. Перекаты даются не- легко. В те несколько минут, когда плоты идут по тихой воде, все, кроме дежурного, падают в лодке и тут же засыпают. Это сберегает силы. В конце концов, люди побеждают себя. «МИНУТЫ С ВЕЧНОСТЬЮ» Так назвали свою книгу начинающие авторы, школьники и лицеисты Башкирии. Особо выде- лялся очерк Светланы Корековой. «Нашему деду Николаю Егоровичу 85 лет, – пишет она. – Он ещё крепок и кряжист, словно дуб с редкими, но мощными ветвями. В молодости дед был плечист, черноволос, из-под густых бровей дерзко смотре- ли на сельских красавиц его озорные глаза. Сегодня он почти ослеп, семенит по двору мел- кими шажками, опираясь на палку, отполирован- ную до блеска сильными руками. Прошлой зимой после тяжёлой болезни, когда мы думали, что он уже не встанет, дед частично потерял память на то, что было с ним недавно. Зато хорошо помнил старое, давнее. Время словно отодвинулось от него на несколько десятилетий. – Дедка, – пристаю к нему, – скажи, как меня зовут. Дед долго молчит, вздыхает, потом по-детски уклончиво и виновато отвечает: – Да знаю я, знаю… – и сжимает мою руку в своих горячих ладонях». Эта работа вызвала живой отклик Мустая Карима – мэтра башкирской литературы, автора многих стихотворных сборников, повестей, пьес. И он направил в адрес школьницы проникновен- ное письмо. «Дорогая Светлана! Мне подарили сборник «Минуты с вечностью». В нём есть и Ваш рассказ о дедушке, который мне очень понравился. Заме- чательный слог, точность деталей, психологиче- ских характеристик – всё это делает Ваш рассказ ярким, зримым. Великолепен конец рассказа: «Он стоит на крыльце, приложив руку козырьком к глазам, всматривается в даль. Что ты видишь, ветеран, – своё прошлое или наше будущее? Всё будет хорошо, дед! Всё будет хорошо…» Вы, наверно, очень хорошая девушка. Будьте счастливы!» О ШАРИКЕ ВЕРНОМ В отличие от лохматых северных сороди- чей у Шарика была гладкая шерсть. Он носил элегантную чёрную пару с белой бабочкой на шее. Кличку Шарик получил, когда, будучи крохотным щеночком, беспечно катался по крашеным половицам прихожей, оставляя своей кисточкой на полу мокрые автографы. Но вот Шарик повзрослел. На игры и забавы с весёлым визгом и барахтаньем в сугробах времени почти не оставалось. По утрам они с мальчиком отвозили на санках дедушку в конто- ру, где он сортировал пушнину. После серьёзной болезни дед был совсем лёгким. Так что с горки мальчик мог подкатываться на полозьях санок. Когда пришла война, не стало дров для большой русской печки. В доме поставили 106 СЕВЕРЯНЕ № 4, 2018 буржуйку. Шарик дожидался мальчика из шко- лы, и они после уроков со всех ног бежали на окраину посёлка, где в логу, утопая по пояс в снегу, бабушка рубила ольховый кустарник. Воз был большой и тяжёлый. Но втроём они справлялись с ношей. Вечером сырые дрова шипели в буржуйке, в свете железной печки хозяева пили чай, так как керосина для лампы не было. Шарику всегда доставались кусок чёрного хлеба и ласковые слова. Однако пришла пора прощаться с северным посёлком. Мальчика на оленьих упряжках увозили в райцентр, куда вернулся с фронта его отец. Ша- рик все триста вёрст пути пробежал за нартами. Во время ночёвок в чуме он не страшился свире- пых тундровых псов, охранявших оленьи стада.