Северяне №4, 2018 Sev_04_2018_sait - Page 107

МЕМУАРЫ | ДВИЖЕНИЕ ЧУВСТВ основной грузопоток в адрес строителей газопроводов Уренгой – Ужгород и Уренгой – Центр. Этому району принадлежала важная роль в укреплении содружества между транспортниками нашей страны и Болгарии. Ни одно другое хозяйство не располагало таким со- звездием знаменитостей. Среди них – бригадир доке- ров-механизаторов кавалер ордена Ленина А. Ф. Ротар. Наша встреча с Анатолием Фёдоровичем состо- ялась солнечным февральским днём на причале у штабелей труб, подготовленных к отправке по желез- ной дороге. Ротар, истинный докер, могучий, широко- плечий, встретил приветливо. Пригласил в бригадный вагон-домик, увешанный графиками работ, почётными грамотами и вымпелами, завоёванными бригадой в трудовом соперничестве с другими коллективами. Трудовой стаж Ротара равен возрасту родного города. После службы в армии Анатолий Фёдорович поступил в докеры. Эта профессия пришлась ему по душе. В порту он «каждый день при море». Среди пятидесяти коллективов порта его бригада по итогам года заняла вторую строчку, переработав свыше семнадцати тысяч вагонов с трубами большого диаметра. Она сполна обеспечивала ударную стройку газопровода Уренгой – Помары – Ужгород. Ещё на подходе к Босфору с теплохода «Задонск» в адрес коллектива Ильичёвского порта пришла радио- грамма с вызовом на соревнование. Портовики опера- тивно предоставили морякам причал. Бригада Ротара приступила к обработке судна. Отлично знающие своё дело докеры уже в первый день сняли с борта судна свыше восьмисот тонн труб большого диаметра. На бригадном собрании было принято решение: «Все грузы для экспортного газопровода обрабатывать досрочно!» На линии постоянно курсировали девять теплоходов с грузами для трассовиков. И это во многом способ- ствовало подразделениям главка досрочно закончить ответственные участки экспортного газопровода. …Со времени окончания строительства сверхдаль- него газопровода Уренгой – Помары – Ужгород прошло тридцать пять лет. Его доблестные строители в своё время доказали, что нашей стране под силу реализа- ция любых проектов. Этот магистральный газопровод является одним из самых масштабных и сложных за всю историю трубопроводного строительства в миро- вой и отечественной практике. Большая часть системы прокладывалась на многолетне-мёрзлых грунтах. В таких условиях ещё никто их не строил. В связи с открытием месторождений Западной Сибири и Севера нам приходилось поворачивать не- фтяные и газовые реки вспять, направляя их потоки на Запад. А в наши дни магистральный трубопровод «Сила Сибири» всей своей мощью движется на Дальний Вос- ток и далее к границам поднебесного Китая. ТРОПОЮ БИЙ-ХЕМА Орлан не хотел умирать. В больших тёплых ладонях человека, напоминающих родное гнездо, птице грези- лось детство, слышался шорох материнских крыльев и запах крови молодого зайца, принесённого ей. На самом деле это была его собственная кровь, кровь орлана. Просто сознание птицы сильно туманилось. И теперь, чтобы сохранить свою гордую осанку, орлан из всех сил напрягал мышцы, и от этого ещё больше сла- бел… Он умер, прожив сорок минут с разбитым сердцем. Это было в Восточных Саянах. Идя тропою Бий-Хема (так буряты называют Большой Енисей), Эдуард нёс то, что не уложится ни в один туристский рюкзак, – большое удивление перед природой. В лесах его окликали кедровки. Он любовался золотистыми одеяниями косуль, особен- но прелестными в потоках солнечных лучей. А его первая встреча с изюбром! Красавец олень появился метрах в ста. Но так как местность была совершенно безлесной – белогорье – на него можно было вдоволь насмотреться. Испуганный неожиданным появлени- ем человека, изюбр на большой скорости бросился в небольшое озерцо, переплыл его и скрылся в горах. Дважды побывал в Восточных Саянах инженер, большой любитель природы Эдуард Лясовский. Возможно, эти встречи были навеяны известными романами Федосеева? А может, это произошло по- тому, что и Северный, и Южный Урал были им уже исхожены. И Подмосковье тоже. Эдуард внимательно просмотрел дневниковые записи первого похода. «В этот день нам просто не везёт. К четырём часам попадаем в залом. Река преграждена топляком. На выбор два варианта: пропиливать проход или делать новый плот. Для этого потребуется целый день. Раз- биваем бивуак и осматриваем залом. Один из нас натыкается на медведицу с пестуном. Встреча не из приятных. Наутро, наконец, нам улыбнулась удача: нашли в заломе небольшую протоку. Во второй половине дня выбрались на чистую воду. Но что это? Слышим нарастающий шум, впе- реди показывается водяное облако. Причаливаем плот к берегу, идём вперёд. Мы стоим рядом и не слышим друг друга. Река, разлившаяся метров на двести, вдруг устремляется в трёхметровый каньон и падает метров на десять. Вода, стиснутая скалами, пенится и кипит, облако брызг на ней переливается всеми цветами радуги. Красота необыкновенная, но… приходится расставаться с плотом, строить новый». Во втором походе Эдуард шёл в качестве руководи- теля группы. Самолёт «Ан-2» перебросил путешествен- ников через высочайшую вершину Саян, и туристы остались наедине со своими тяжёлыми походными рюкзаками. Теперь их дом – палатки под ветвями мо- гучих кедров, пища – жареные хариусы да хлеб СЕВЕРЯНЕ № 4, 2018 105