Сахалин P.S. Сахалин P.S. #12(1) март-май 2019 - Page 90

ГОД ТЕАТРА СЛОВО О ТЕАТРЕ Театр для актёра — храм. Это его святилище! Твоя жизнь, твоя честь — всё принадлежит бесповоротно сцене, которой ты отдал себя. Твоя судьба зависит от этих подмостков. Относись с уважением к этому храму и заставь уважать его других, священнодействуй или убирайся вон. Михаил Щепкин, первый артист русского театра, основоположник реализма в сценическом искусстве – Насколько, по-вашему, в про- фессии важен интеллектуальный и духовный бэкграунд личности? Именно благодаря ему можно бес- конечно смотреть, как молчат на экране Тихонов или Броневой, а на сцене Евгений Миронов. – Не думал об этом, но опреде- ленный багаж знаний должен быть. Хотя, с моей точки зрения, очень важна искренность. Случается, что актёр прекрасно играет свою роль, при этом не зная ничего ни о вре- мени, ни о персонаже. Он просто нутром чувствует и попадает в деся- точку, так бывает. Это свойственно не только нашей профессии, мир так устроен, что и при отсутствии ин- теллектуального багажа и совокуп- ности знаний о мире можно попасть, что называется, в точку и поймать удачу. Но особенно это важно в твор- ческих профессиях. – Вы экспериментируете в работе, потому что в арсенале есть роли, противоположные вашей сущности? В «Хапуне» это тоже была роль на сопротивление? – Да нет! Я и хулиганом бываю иногда, хотя выгляжу интелли- гентно. Могу, например, стакан в баре разбить, после чего меня оттуда выгонят. – Бунтарь? – Отчасти, но, скорее, по своему устройству, я панк. Если себя на- 90 САХАЛИН P.S. №12 (1), март-май 2019 правлю куда-то, то пойду до конца. Если «поставлю на хулиганство», то окажусь в тюрьме. Если на духовное воспитание, и буду читать книжки, то перечитаю все книги на свете и стану святым (смеётся). – А есть любимые вещи, которые вы любите перечитывать? – Кто-то сказал, что человек за всю жизнь может прочитать только три тысячи книг, поэтому стара- юсь не возвращаться к знакомым вещам, а браться за новые. Хотя зна- комые вещи с возрастом открыва- ются по-новому. Очень много книг, которые я не читал, а прочитать нужно обяза- тельно. Из любимых это Джек Керуак и другие битники. К сожалению, до русской классики я просто ещё не дорос. Для её постижения необ- ходимо умение глубоко мыслить. Вообще, с литературой у меня слож- ные отношения. Серьёзно начал читать только в училище благода- ря Пелевину и его «Жёлтой стреле». Этот автор, по-моему, представляет вершину современного писатель- ского искусства. Именно от него я пошёл к Набокову и дальше «в глубь веков». С Ангары на Тихий океан – На Сахалине вы живёте уже четвёртый год. Завязался ли роман с островом? – Мне Холмск нравится, я бы там пожил. Там очень уютно. Как и мой родной Усть-Илимск, он очень романтичный. Моя малая родина напоминает английский провин- циальный городок – маленькие дома, газончики, сам город стоит на Ангаре. В Холмске, правда, море, но можно тоже бесконечно смотреть на морские просторы и отдыхать душой. Мы покатались с гастролями по Сахалину, но очень хотел бы ещё побывать в местах, где у острова- рыбы на карте располагаются два «плавничка». Удивительное ощу- щение – жить на острове, у него своя энергетика, которая рожда- ется от чувства уединенности от всего мира. От этого и человеческая природа на острове другая. Даже при современном уровне науки вода и космос остаются во многом тайной. И профессия моряка манит – это отдельная тема. На маленьком куске железа (по сравнению с безбрежны- ми просторами океана) оказаться посреди моря, работать там – для этого нужно обладать немалой долей мужества. Видимо, мне нужно было уехать на остров, отгородиться от всех Татарским проливом и Тихим океаном, побыть наедине с собой, чтобы двигаться дальше. – Похоже, вы не поклонник мегаполисов? – Сейчас уже поклонник. Раньше не думал об этом: было всё равно, где жить. Сейчас убедился, чтобы максимально продуктивно прожить жизнь, нужно на мак- симальных высотах и летать. Там все силы, все деньги, все энтузиа- сты. Мне кажется, что последние как-то механически скапливаются в крупных центрах страны. И там легче и быстрее реализовать любые идеи. – В Чехов-центре реализовали проект «Классный театр», и вы в нём участвовали. Это дань усть-ильимскому прошлому? – Ну, просто предложили… А вообще мне неинтересно учить других, поскольку я ещё сам многому не научился. Хотя у нас и была прак- тика в училище, и я теоретически могу дополнительно вести кружки, но это меня не особо увлекает, зачем притворяться? Я ведь эгоцентрист, мне интереснее «про себя думать», нежели о других. Нет, учить других – очень хорошее дело. Но, считаю, сначала нужно самому подняться до следующего уровня. – К этой вершине можно идти всю жизнь, а она будет уходить... – Не соглашусь, ведь существу- ет множество обратных примеров. Но даже если бы таких примеров и не было, расти и задавать более вы- сокую планку совершенствованию вредным не будет. – Андрей Тарковский случайно не входит в число ваших кумиров?