Сахалин P.S. Сахалин P.S. #12(1) март-май 2019 - Page 64

ЛЮДИ ОСТРОВОВ — И вы говорите, дети гуляют, где хотят? — Ну да… Но мы вот за ягодой ходим, ничего страшного. Трагических столкновений не было за всю историю, не как на Камчатке, там почему-то сразу медведь чело- века валит. У нас — нет. Никто не погибал. Один раз, помню, в 70-х годах мишка залез на погранич- ную заставу и похулиганил там в курятнике. Его пограничники за- стрелили из автомата. Ну а встре- чи происходят, это естественно. Оглядываюсь как-то — а он сзади стоит. А у меня два ружья в машине. Посмотрел-посмотрел, дал понять, что увидел, развернулся и ушёл. Еда для медведей на острове есть, они не голодные. — Для вас медведь уже обычное дело, получается. — Да. Я считаю, что мы живем среди них, среди медведей. Это они хозяева. — Интересно. А по ценам что скажете? Сравнили, какие у вас, а какие в Южно-Сахалинске? — Цены у вас ниже. — Сопоставьте что-нибудь. — Цену на сгущенку? (смеется) У вас «Рогачевская», по-моему, 80 с лишним рублей, а у нас 105 или 110. Я вчера у вас тут покупал. Я главный любитель сгущёнки, надо же фами- лию оправдывать. — Давайте вернёмся к жи- вотным и птицам. Я знаю, что вы редкие экземпляры фотографировали. — Бывало такое. В мае как-то прошёл я пешком бухту Утёсную. Иду обратно, навстречу квадро- цикл. А дороги нет, всё разбито, он застревает. Сидит на нём охото- вед, Николай Колотилин. Мы с ним вытащили квадроцикл благопо- лучно, он предложил довезти, но я отказался: пешком больше увижу. Он уезжает, а я подхожу к неболь- шому озеру, смотрю — из-за ка- мушка на меня сморит куличок. Хорошо, я был наготове. Один кадр только успел сделать, и он улетел. Я фотку сбрасываю в группу саха- линским орнитологам, они — о, это 64 САХАЛИН P.S. №12 (1), март-май 2019 черныш! Он всего три раза попадал- ся людям. В 1930-е японец какой-то его встречал, в 50-е годы — кто-то из наших, и вот — Сергей Петрович Лакомов. — То есть редкая такая птица? — Может и не редкая, тут глав- ное — фиксация факта, что он залетает к нам, документация. Гоголя-головастика в области только я зафотал. Много интерес- ного. Молодой белоплечий орлан, второй залёт в Азию — тоже я сфо- тографировал. Ласточка деревенская — вроде бы что такого? В прошлом году я мониторил, прилетели две семьи, сделали гнезда. Научник с Камчатки, Евгений Лобков, извест- ный в России орнитолог говорит — о, это так интересно! Сейчас вот он отчёт в Москву сделал по этой теме. — А чем удивительно, что ласточки гнездо свили? — Тем, что у нас их почти и не было никогда, то есть никто не видел. Хотя гнёзда изредка встреча- лись. У нас на Парамушире ласточка с белой грудью, а на Камчатке только с красной, рыжеватой. И меня ор- нитолог начал спрашивать — чем питается, когда выходят птенцы, сколько птенцов, какой размер гнезда… — Получается, вы единствен- ный человек на Парамушире, который может учёным что-то сообщить? — Да, маячу вовсю. Акулы, киты. Серый дельфин. В России факт на- блюдения был только один, в 1956 году. А второй раз вот я сфотогра- фировал, хоть и мёртвого, замерил его. Мини-сенсация. — У вас есть единомышленники? Может, с вами кто-то ходит, тоже фотографирует. — Разве что охотоведы. Мы с ними регулярно делимся информа- цией. Из простых людей никого нет, но я всех напрягаю — ребята, если кого интересного увидите, обяза- тельно фотографируйте. Да нам некогда, Петрович, отвечают. Ну хотя бы говорите тогда, что там-то того-то и видели. Сейчас так и про- исходит, все сообщают — замети- ли птичку с хохолком, цапель, тех, этих. — А просветительскую работу ведёте? Может быть, с детьми встречаетесь, рассказываете о природе? — Хотелось бы, но пока нет. Разве что дочке. Ну и отправляю везде фотографии, от Перми до Новосибирска, знакомым, ученым. В прошлом году я побывал на первом орнитологическом конгрессе в Твери. Образования специального у меня нет, я любитель, но благодаря общению с учёными начал кое в чём разбираться. А то раньше — утка да и утка. Сейчас понимаю, кто где. — Как вы можете определить свою философию, какая она? Что для вас главное в жизни? — Мне кажется, пришло для меня время раздавать камни, де- литься тем, что накоплено в течение жизни, радовать и баловать, осо- бенно детей. И девчонок (смеется). — Совсем забыла спросить про транспортные дела. Как выбира- етесь с острова? — Перелёты у нас субсидируют- ся, это хорошо. Где-то около 4 тысяч получается вертолёт, пример- но столько же «Гипанис». Сейчас «Гипанис» уходит на ремонт при- мерно до 5 марта. Все перевозки будут через «Витязь-Аэро», через камчатскую компанию. Вот обеща- ют нам пароходы построить… А в СССР было нормально: па- лубное место три с лишним рубля, 12 часов — и ты в Петропавловске. Если говорить про вертолёт, ко- нечно, с погодой проблема, чтобы с Парамушира выскочить на Камчатку. Ну а дальше — самолёт, покупаешь билеты заранее. Однажды я 21 день ждал вертолёта, сидел дома. Дождался. Хорошо, что у меня отпуск большой, 66 дней. Всё это не- предсказуемо, но не настолько, как на Итурупе. У нас получше: сегодня «Гипанис», послезавтра вертолёт. Люди записываются или туда, или туда. В принципе, все нормально. Фотографии из архива Сергея Лакомова По материалам Sakh.com