Сахалин P.S. Сахалин P.S. #12(1) март-май 2019 - Page 62

ЛЮДИ ОСТРОВОВ Оглядываюсь как-то — а он сзади стоит. А у меня два ружья в машине. Посмотрел-посмотрел, дал понять, что увидел, развернулся и ушёл. Еда для медведей на острове есть, они не голодные ли. По участкам идем. Дворы ремон- тируем в хорошем темпе: в прошлом году, по-моему, пять сделали, в этом — девять. Контракты выполняем. — А чем на Парамушире занима- ются в свободное время? — У нас очень снежная зима, по- этому такая фишка — снегоходные прогулки, охота. Всё это развито. На снегоходе народ за хлебом ездит по городу. Почти у каждой семьи есть снегоход. Машина, лодка, квадро- цикл — все стараются всё это иметь. Зимой на снегоходах народ гоняет на рыбалку на озеро Глухое. Я там, к сожалению, не был ни разу, с работы вырваться никак не получается. — Когда вы успеваете делать такие замечательные фотографии? — Если честно, всё это рядышком, под ногами, просто надо увидеть. Я вижу. Еду на полигон из города, под моим контролем Второй Курильский пролив, всё, что наверху, и тундра. Глаз уже автоматически цепляет. У меня Canon ультразум 50-кратный и 62-кратный, два фотоаппарата. Я специально взял ультразум, чтобы птиц фотографировать. Начал с птиц. Работаю с камчатскими и сахалинскими орнитологами, делюсь данными. Вот у нас зимой в Россию прилетает сибирская гага. Информацией никто не владеет, чем она питается, сколько её, когда при- летает, когда улетает. У учёных такие запросы — она нам нужна целиком, чтобы посмотреть желудок, кишеч- ник, по перьям всё определить. Но она в Красной книге, как я её стрель- ну? Я и не буду стрелять. Может, ког- да-нибудь павшая попадётся, но у нас лисы не спят, они берег проша- ривают ночью от и до. Берег кормит всех: и медведей, которые морскую капусту едят, а иногда касатку вынесет или нерпу, и лис, и зайцев. Правда, не знаю, что там зайцы едят, но на берег выходят. 62 САХАЛИН P.S. №12 (1), март-май 2019 — Расскажите какой-нибудь случай встречи с животным или птицей. — Случаев много было. В по- следний раз, например, встретил берингийского песочника. Куличок такой. Он тоже редкий, в Красной книге. Возможно, это южно-кам- чатский подвид, который живёт только на мысе Лопатка в России, больше нигде. Камчадалы тоже о нём мало знают. 4 января я отпра- вил фотографию песочника учё- ному. Странно, что он у нас делает, должен вроде бы улететь зимо- вать в теплые края. Учёный пишет — надо его добыть, чтобы опреде- лить точно, южно-камчатский он или берингийский. Наука требует жертв, а мне его жалко. Выскочил, пигалица такая, в половине метра от меня, смотрит. Я с ним пого- ворил и не стал трогать. Был очень сильный шторм тогда, много к нам ветром птиц прижало. Скорость ветра была до 40 метров в секун- ду, летало всё, что только можно. У вас такого не бывает и на матери- ке тоже. Я утром встаю, смотрю в окно — если деревья не качаются, это дико для меня. У нас практиче- ски постоянно дует. Мыс Васильева на Парамушире самый ветреный в Сахалинской области — 90 дней в году. Мы уже привыкли. 20-25 метров в секунду для нас так, бриз. Это считается штормовой, а мы всё равно на работу ходим. — Какие настроения среди жителей? Может, большинство хочет переехать или рады, что там живут. Как люди себя чув- ствуют там? Вы — понятно, вы такой оптимист. А остальные? — Есть, конечно, те, кто уезжает, но в основном все учат своих детей, а чтобы их учить, нужно денежку зарабатывать. Сначала дети, потом внуки… Так и остаются навсегда. Хотя и уезжают люди тоже — на Камчатку, на материк. Но кварти- ры многие оставляют, на лето, на- пример, возвращаются. Приезжих у нас достаточно. Даже с Крыма на ПМЖ приезжают. Но китайцев нет. В Петропавловске-Камчатском на китайском рынке их тьма, у нас — никого. Раньше летали на вертоле- те туда-сюда челночники, ходили по квартирам, предлагали всякое, потом начальник полиции их выгнал. Границу открыли у нас не- сколько лет назад, хотя мы, мест- ные, должны взять пропуск, чтобы везде передвигаться. Сейчас сделали его на три года. — Вам не бывает там скучно? — Нет. Зимой на лыжах. Тем более, я охотник, охота открыта до 1 марта на зайца, на лису. Но в послед- нее время больше фотоаппарат беру, а не ружье. Жалко уже. К этому, как я понимаю, все охотники приходят со временем. Как в «Аватаре». По- другому смотришь на это занятие, происходит переоценка ценностей. Думаешь — как они вообще выжи- вают в наших суровых условиях, все эти куропатки, зайцы. Помочь им хочется, а не стрелять в них. — Медведей много? — Очень. В последнее время по- лезли в город. Некоторые считают, что виной этому охотники, кото- рые стараются убить крупного зверя. Медвежата остаются без мамы. До трёх лет медведь ещё считается малышом, при матери находится. Естественно, он идёт туда, где проще найти пищу, — в город. Другие гово- рят, что просто медведей слишком много расплодилось, более сильные выгоняют тех, кто слабее, с терри- тории, вот они и идут к нам. В этом году открываю балкон — а у меня мишка идёт под окном! В него стре- ляют: два автомата Калашникова, два магазина из пистолета Макарова, ещё из ружья, а он всё равно идет. Ликвидировали его, потому что стал опасен, на кладбище хулиганил, на свалке появлялся, а потом уже и на улицы вышел.