Сахалин P.S. Сахалин P.S. #12(1) март-май 2019 - Page 57

SAKHALIN-PS.RU Записки о Карафуто Сахалин и ностальгия (Публикуется в сокращении) p p Самукава Котаро Через пролив Через пролив. В проливе стоит густой туман, но дождя нет. Чувствуется дыхание севера, хотя уже начало лета. Я всегда любил смотреть на голубое небо, переправляясь через пролив. Когда стоишь на палубе, вды- хаешь чистый соленый воздух. Вдалеке над морской гладью видна стая белых чаек. 10 утра. Наш паром «Соя Мару» тихо выходит из самого северного порта Хоккайдо Вакканай. Теперь нам идти целых 8 часов до порта Одомари, что в заливе Рутака-бэй на Карафуто. Но это еще ничего. Часто паромы не могут выйти из портов из-за штормов: поле штормов на море, большие волны по нескольку дней. С этим я столкнулся в про- шлом. Сейчас паромы выходят более-менее регулярно, раз в день. Жители Карафуто теперь могут спокойно попасть в метрополию, исключая метели, шторма и густые туманы зимой. А что было перед тем, как пошли паромы? Нужно было на берегу ждать хорошей погоды и слушать предания айнов, которые на своих лодках ходили через пролив. В давние времена народ сантан из Приморья привозил в Вакканай украшения и ткани для торговли. Получается Карафуто не так далек. Отправившись сейчас из Уэно, пу- тешественники могут через 3 дня уже вдыхать воздух этого острова. В проливе Сугару холодно. А здесь еще холоднее. Чувствуется разница между этими проливами. Плотно одетый я спускаюсь в каюту. Сейчас паромы уже не зависят от погод- ных условий. На них в метрополию возвраща- ются с острова рыбаки, рабочие, крестьяне, чиновники из командировок, торговцы из Токио и Осака. Паромы полны энергичными и здоровыми людьми. Я чувствовал, что такие переходы для них обычны, все спокойны, никто не нервничает. – Я из Накатонбэцу, я там рис выращиваю, а ты откуда? – Я из Отару, занимаюсь морской капустой. … … В порту Одомари. 1930 – 1935 гг. Источник: pastvu.com – Там такая большая ламинария! На палубе не смолкают беседы с со- седями. Да, в последнее время на западном побережье собирают много морской капусты, рыбаки получают 1 или 2 тонны. Местные говорят громко и общаются просто. Рядом со мной человек, похожий на священника. У него слишком строгий вид и тщательно уложенная прическа. Видимо, он нервничает, так как попадает в новый мир, в котором ему придется прожить лет десять. На Карафуто с религией свободно, этот остров космополит. Здесь новая история, еще тради- ции не сложились. Позади меня семья: мать, отец, трое сыновей, все сидят вокруг разложенного на палубе фуросики. С первого взгляда ясно, что это крестьяне из Тохоку. Видимо, это для них первое путешествие. Они были со мной в одном поезде по Хоккайдо. Когда поезд прибыл на станцию Вакканай, семья заволно- валась, дети загалдели. Родители взвалили на плечи фуросики и вся семья двинулась по платформе. При этом я видел, как мать любя подгоняла детей, шутя и приговаривая, что еще не все. На пароме семья вела себя уже тихо и не шутила. На лицах родителей я видел тревогу и беспокойство. Они рассказали мне, что едут в Отиай к старшему сыну, который там работает на ЦБЗ. Глядя на эту семью, я вспоминал свое детство, как я с родителями также ехал в не- знакомые края, и на глаза навернулись слезы. Перед глазами пронеслись улицы Саппоро, башня с часами, цветочные клумбы города, лица знакомых. Уснул незаметно. Проснулся от сильного шума на палубе. Мы уже подходили к порту. Люди надевали кимоно, поднимали на спину детей, брали багаж. Отчего же такой шум? Я переправлялся и через пролив Сугару, и через пролив Цусима, но тогда на палубе так не шумели. Тогда на палубе были одни путешественники. Теперь на палубе были переселенцы, которые с надеждой и тревогой смотрели на берег, где их ждала новая жизнь. Карафуто – последняя земля Японии на севере. Здесь последнее пристанище для тех, кто едет жить на север. Летом высокое небо, зимой метели. Теперь здесь дом для них всех. Прозвучал гудок. Скоро наш паром тихо САХАЛИН P.S. №12 (1), март-май 2019 57