Сахалин P.S. Сахалин P.S. #12(1) март-май 2019 - Page 56

НАША ИСТОРИЯ/ЯПОНСКИЙ ПЕРИОД С большой горечью Самукава Котаро пишет, что «уходят из жизни старики», а «молодёжь забывает традиции своего народа, родной язык...» посвящена поездке в Отиай, распо- ложенный в дельте реки Найбути (Найбы). Он запомнился ему как «маленький городок», где главное его предприятие – ЦБЗ, а вокруг него, куда ни кинь взгляда, «все завалено бревнами», сложенными в огром- ные штабеля. Однако, 50 лет назад, когда сюда приезжал А. П. Чехов, «это была небольшая деревенька катор- жан» – Галкино-Врасское, которое постоянно затапливало в сильный дождь. Для нас представил интерес неизвестный ранее факт из биогра- фии Самукавы Котаро. Оказывается, он «часто в ходе написания своих книг» приезжал сюда, на берег реки Найбы, где «сейчас … рядом боль- шая шахта» (в Найбути, ныне с. Быков), чтобы проникнуться духом Карафуто и понять душу людей, ставших героями его будущих книг. Глядя на тот подъём, что царил во всех отраслях производства, писа- тель подметил, что «город посте- пенно становится промышленным центром». В последней части очерка «Город на границе» Самукава Котаро опи- сывает свою поездку в город Сисука (ныне Поронайск). Он построен на берегу реки Поронай на болотистой тундре, где ему в прошлом не раз приходилось бывать, в том числе, в Отасу – селении ороков и нивхов (гиляков), находящимся на проти- воположном берегу в самом устье реки. Эти воспоминания – самые яркие в очерке, на которых хотелось бы остановиться чуть подробнее. Оказывается, Самукава раньше «часто приезжал… на Поронай и изучал жизнь… аборигенов». Этот факт его биографии долгое время не был известен исследователям ли- тературного творчества писателя. Он с грустью пишет, что его давний «хороший знакомый старый орок Василий уже умер. Умер и живший одиноко на побережье старый орок Банзай». Но память всякий раз не- изменно возвращала его к тем неза- бываемым дням, когда они вместе «сидели у костра и говорили обо всем. Сколько времени утекло, а забыть невозможно». Вспомнил, как тогда ему «давали старую трубку, кисет с табаком – эта трубка до сих пор у меня в сумке. Потом старики начинали рассказывать предания ороков. Вот такой у меня был роман- тический северный мир». … … Юрты ороков на берегу озера Тарайка (Невское). Фото 1930-х годов 56 САХАЛИН P.S. №12 (1), март-май 2019 Вскоре он уехал в Токио, и из одного этнографического журна- ла узнал о смерти Банзая. Тогда он даже не мог подумать, что ему ещё раз «доведется попасть на Отасу». С большой горечью Самукава Котаро пишет, что «уходят из жизни ста- рики», а «молодежь забывает тра- диции своего народа, родной язык, учатся всему японскому. Говорят как японцы, но видно, что это не их родное…», т.к. «навязано ис- кусственно». Но всё это не нужно «детям природы». Для них, по его глубокому убеждению, «жизнь – в красоте сурового края», где каждый из них «с высоким духом и со своей философией». Уезжая из Сисука, Самукава Котаро мечтал побывать на север- ном материке и посмотреть, как там живут люди.... Но, как оказалось, это был по- следний приезд писателя на остров. Через три года в соответствии с Ялтинским соглашением в августе 1945 г. СССР объявило войну Японии, вмиг изменившей размеренную жизнь островитян. Тем ценнее сви- детельства и описания, сделанные писателем на Южном Сахалине в мирное время. Подкупает, с какой теплотой и любовью Самукава Котаро пишет о простых людях, с кем ему довелось встречаться в пути, наблюдая за их повседневной жизнью и жизнью аборигенов глазами очевидца. И это делает путевые записки писателя ценным историческим источником эпохи периода Карафуто, к которо- му, уверен, будет обращаться ещё не одно поколение исследователей. При подготовке рукописи к печати авторский текст сохранен без изменений. Публикуется в со- кращении. М. М. Прокофьев. «Романтический северный мир» (Самукава Котаро и его «Записки о Карафуто»), Вестник Сахалинского музея № 21. Южно-Сахалинск, 2014 г., с. 110–115