Сахалин P.S. Сахалин P.S. #12(1) март-май 2019 - Page 54

НАША ИСТОРИЯ/ЯПОНСКИЙ ПЕРИОД Самукава Котаро и его «Записки о Карафуто» Остров Сахалин, как магнит притянул его к себе и уже не отпускал никогда Во многих литературных произведениях, вышедших из-под пера японского писателя Самукава Котаро, он всякий раз неизменно обращает свой взор к Южному Сахалину (Карафуто). Не стал исключением и его путевой очерк «Записки о Карафуто». О содержании очерка и жизни писателя в своей публикации «Романтический северный мир» рассказывает историк, краевед, старший научный сотрудник Сахалинского областного краеведческого музея Михаил Прокофьев. Романтический северный мир … … Самукава Котаро (настоящее имя Сугавара Норимицу) родился в городе Хаборо на острове Хоккайдо. Его отцом был знаменитый ботаник Сугавара Сигэдзо (1876-1967 гг.) По данным «Энциклопедии Сахалинской области», с 1921 года проживал на Сахалине. Котаро учился на отделении английской литературы университета Хосэй и дебютировал с повестью «Браконьеры» (1939 г., русский перевод – 1997 г.). Сахалин и Курильские острова описаны в его произведениях «Каторжанка» (1940 г.), «Пролив» (1940 г.), «Одинокий остров» (1941 г.), «Путевые записки о Карафуто» (1941) и др. В 1940 году был отмечен престижной литературной премией Рюноскэ Акутагавы. На фото: писатель в последние годы жизни, 1970-е гг. 54 САХАЛИН P.S. №12 (1), март-май 2019 Детские годы писателя прошли на Южном Сахалине, обдуваемом со всех сторон холодными ветрами, ду- ющими с севера. Родители привез- ли его сюда в 1922 году в 14-летнем возрасте вместе с младшим братом Нориаки, которому шёл тогда 9-й год. Здесь прошло его детство, от- рочество и юность. Все это не могло не отложиться в памяти и глубо- ко запасть в душу. Позднее, уехав в метрополию учиться, будущий пи- сатель в своих мыслях всякий раз невольно возвращался в отчий дом. Остров, как магнит притянул его к себе, и уже не отпускал никогда. Надо признать, что Самукава Котаро не сразу стал писателем. Этому предшествовали долгие годы самосовершенствования и мучи- тельный поиск своего жизненного пути. И, в конце концов, он нашёл свое кредо, начав писать о Карафуто и его жителях, с кем волею случая свела его судьба. Героями его книг стал не только родной отец, но и соотечественни- ки, которые после окончания рус- ско-японской войны в 1905 году на свой страх и риск приехали в числе первых переселенцев осваивать этот совершенно неизвестный им тогда, суровый, пропитанный романтикой «северный мир», да так и остались здесь, отдав ему лучшие годы своей жизни. Поэтому нет ничего удиви- тельного в том, что в своих путевых записках Самукава Котаро немало места отвёл описанию природы и коренным жителям Карафуто – ни- кубун (нивхам), айнам и ворокко (орокам), населявшим морской берег залива Ватабэй (ныне Терпения) и лесотундровую зону, прилегающую к озеру Тарайка (Невское). Немало интересных наблюдений было сделано писателем во время приезда в Сисука (Поронайск) и на остров Сачи (Южный), расположен- ный на противоположном берегу в устье реки Поронай, где находилась резервация аборигенов в Отасу. Она была специально построена япон- цами для приезжавших на Карафуто высокопоставленных чиновни- ков и гостей острова, кто хотел по- ближе познакомиться с нравами, обычаями и северной культурой аборигенов. В «Записках о Карафуто» раскры- ваются малоизвестные факты из биографии Самукавы Котаро, кото- рые непосвященный читатель вряд ли где ещё сможет найти. Поэтому путевые записки носят автобиогра- фический характер. Буквально с первых страниц очерка вместе с писателем мы от- правляемся в поездку на Карафуто, и как бы переносимся в то далекое теперь уже от нас время – время гу- бернского правления на юге острова, – неповторимого периода в истории Сахалина, безвозвратно ушедшего в прошлое.