Сахалин P.S. Сахалин P.S. #12(1) март-май 2019 - Page 15

SAKHALIN-PS.RU и многочисленных документах, ко- торые были подписаны в рамках окончания Второй мировой войны, в частности, 2 сентября 1945 года и ряде последующих документов. – Сказал Лавров. – Это наша базовая позиция, и без шага в этом направ- лении очень трудно рассчитывать на какое-то движение вперед по другим вопросам… И последующая встреча прези- дента России Владимира Путина и премьер-министра Японии Синдзо Абэ прошла именно на этой основе. И этим сняты все вопро- сы. Впрочем, пожалуй, не все. Произошедшее тоже надо растолковать. Позиция, обозначенная рос- сийским руководством, означает, что ни о какой передаче островов в обозримом будущем речи быть не может, и вообще, есть большие со- мнения будет ли когда-нибудь за- ключен мирный договор вообще. И причина здесь именно в ис- пугавшей многих декларации 1956 года. Которую японская сторона не выполняет, и выполнить уже не сможет. От всех претензий Речь идет о «Статье 6» Декларации: «Союз Советских Социалистических Республик от- казывается от всех репарационных претензий к Японии. СССР и Япония взаимно отказываются от всех пре- тензий соответственно со стороны своего государства, его организаций и граждан к другому государству, его организациям и гражданам, воз- никших в результате войны с 9 авгу- ста 1945 года». В результате войны Южные Курилы отошли к СССР, а теперь – к России. Япония это не признает, то есть от своих претензий, в наруше- ние декларации, не отказывается. Когда этот документ подписы- вался и ратифицировался, всё ещё было нормально. Но в середине 60-х начался поворот. Начались требо- вания пересмотра итогов войны и возврата Итурупа, Кунашира, Шикотана и Малой Курильской гряды. Причем не на уровне митин- гов разгоряченной общественности – и у нас нет-нет возникают бре- довые идеи о востребовании назад Аляски, – это делается на государ- ственном уровне. В конце 60-х годов при прави- тельстве Японии созданы «коорди- национный совет министерств по территориальному вопросу» и «спе- циальный комитет по проблемам Окинавы и северных территорий», через которые пошло госфинанси- рование соответствующих пропа- гандистских акций. В 1972 году была внесена поправка в закон об учреж- дении канцелярии премьер-мини- стра – в качестве органа канцелярии был создан «штаб по проведению мероприятий в отношении север- ных территорий». В январе 1981 года было при- нято решение об учреждении специального государственного праздника «День северных терри- торий». Одновременно во всех пре- фектурах Японии были созданы «Префектуральные советы по во- просам возвращения северных территорий». 31 августа 1982 года парламент Японии принял закон «О специаль- ных мерах по содействию решению вопроса Северных территорий», предусматривавший, что южно- курильские острова являются «ис- конными» территориями Японии, а также устанавливавший ряд мер по поддержке бывших жителей островов и общественного движе- ния за их возвращение Японии. 3 июля 2009 года приняты очередные поправки к этому закону, которые окончательно закрепили в япон- ском законодательстве положение о принадлежности Японии группы южнокурильских островов, являю- щихся объектом территориальных претензий. Если это обозначенный в де- кларации отказ от всех претен- зий, то, что тогда мы называем претензиями? По большому счету, согласившись вести переговоры на условиях де- кларации 1956 года, как раз именно Япония загнала себя в ловушку. Для того, чтобы выполнить наше требование – признать итоги Второй мировой войны в полном объёме, включая суверенитет Российской Федерации над всеми островами Южной Курильской гряды – Японии придётся каким-то образом снивелировать десятилетия государственной пропаганды, что вряд ли получится. Можно, конечно, правительству выйти на площадь и громогласно заявить: люди, прости- те, полвека мы вам врали, Сикотан и Хабомаи –это не наши «север- ные территории», это российские острова. Но японский народ этого не поймет. А по-другому российское условие не выполнишь. Лучше всё же говорить Однако, что из всего этого следу- ет. Что будет дальше? Не вдаваясь в геополитические расклады, скажу – ничего особенно- го. Всё продолжится, как и раньше. Россия будет вкладывать средства в развитие Курильских островов. Япония – слать по этому поводу ноты протеста. Дипломаты гово- рить о мирном договоре. Словом, впереди, как сказал наш президент, «долгий кропотливый процесс». Тогда зачем он вообще нужен – мирный договор? Не лучше ли забыть о нём совсем и не будоражить лишний раз горячие умы разно- шёрстной российской оппозиции? Ну, договариваться всегда лучше, чем вставать в санкционные позы. Тем более что в нашей части земного шара действительно идут сложные геополитические процессы, и России очень нужен мир в северной части Тихого океана. P.S. А потому – лучше продолжать переговоры. В результате кото- рых, возможно, удастся найти дополнительные взаимовыгод- ные точки взаимодействия. В первую очередь, конечно, для бизнеса. Это, собственно, и про- звучало по итогам московской встречи Путина и Абэ – у двух стран есть направления для кон- кретной работы по дальнейше- му улучшению отношений, в том числе, по созданию новых про- ектов совместной хозяйственной деятельности на Курилах и подго- товке безвизового режима поез- док граждан, начиная с жителей Сахалина и Хоккайдо. Даже это уже будет большой плюс. САХАЛИН P.S. №12 (1), март-май 2019 15