М-Хобби №10 (184) 2016 - Page 40

На снимке из журнала «Авиация и космонавтика» экипаж Ми-6 обсуждает боевую задачу. «хозяина Панджшера», безраздельно властвовавшего под боком у Кабула. К боевым действиям привлекли беспрецедентные силы – словами отчета, «наиболее крупные за время пребывания советских войск в Афганистане с 1979 года». Операция проводилась на территории по фронту до 40 км и в глубину до 120 км с участием 16 советских батальонов численностью около 7500 солдат и офицеров (в т. ч. 838 коммунистов и 5385 комсомольцев), а также части афганской армии. Планами операции предусматривалась массовая высадка воздушных десантов, которые осуществлялись посадочным способом в труднодоступные ущелья и на высокогорные площадки. В общей сложности в операции были десантированы 10 советских и 10 афганских батальонов. Из состава ВВС 40-й армии для участия в боевых действиях привлекались 30 боевых самолетов и 104 вертолета, в том числе 60 Ми-8 и Ми-9, 32 Ми-24 и шесть Ми-6. Общий налет за время операции составил 5579 часов при 5210 боевых вылетах. 108 единиц авиационной техники получили боевые повреждения, из них 12 вертолетов – повреждения тяжелого характера, семь вертолетов совершили вынужденные посадки, а три вертолета Ми-8 и Ми-24 были сбиты. Посылать в такое пекло Ми-6 было очевидным безрассудством, машины действовали во втором эшелоне, выполняя транспортные задачи, так что у них обошлось без потерь. Причиной потери следующего Ми-6 23 августа 1982 года записали «обстрел из оружия калибром 12,7 мм с повреждением хвостовой балки и тросовой проводки управления». При этом всё случилось на пятиметровой высоте над аэродромом сразу после отрыва вертолета. Запись лукавила – все присутствующие наблюдали, что произошло в действительности. В тот день капитан Гринченко из 1-й эскадрильи 280-го полка забирал афганских пограничников из Лашкаргаха. Допустив ошибку в технике пилотирования, он не вывел двигатели на взлетный режим, при отрыве обороты просели и вертолет рухнул на землю. В разбившейся машине погибли все, находившиеся в грузовой кабине – солдаты-афганцы и бортмеханик прапорщик В. И. Вороняк с радистом прапорщиком А. А. Ковальчуком. Случившееся явилось трагическим примером неподготовленности новичков: прибывший из ПрикВО экипаж не прослужил в Афганистане и месяца, не имея должной выучки к работе в сложных условиях. Происшествие стало отражением и другой проблемы: замену личного состава произвели в середине лета, так что новичкам пришлось осваиваться с боевой работой в период, пиковый по жаре и дискомфорту, при температурах под +50°С, палящем солнце и пересушенном воздухе. Привыкание к смене обстановки происходило с большими затруднениями, а нагрузки на непривычный организм находились практически на грани возможного. Свидетельством тому было множество ошибок в пилотировании и всей лётной работе, не говоря уже о росте числа профессиональных заболеваний, нарушений сердечной деятельности и прочих функциональных расстройств. Всё это было известно по замечаниям специалистов авиационной медицины, указывавшим на связь критичных климатических условий, аварийности и числа выбывших из строя. Так, в первый год афганской кампании с января по март были потеряны шесть единиц авиационной техники, с октября по декабрь – пять машин, зато в летний период с апреля по сентябрь ВВС 40-й арм и лишились 35 самолетов и вертолетов (76 % общего числа). Та же картина наблюдалась и в следующие годы. Как выглядят последствия боевых повреждений, свидетельствует описание одного из случаев 1982 года (к сожалению, без точной привязки в документе): «Вертолет Ми-6 получил боевые повреждения и выполнял вынужденную посадку из-за течи топлива на один из аэродромов. В момент посадки под углом 45° к оси ВПП выкатился за её пределы. На скорости 90-100 км/час столкнулся передней амортстойкой с двухметровым земляным валом, поломал стойку, проскользил около 150 м по грунту и, задев топливозаправщик, остановился. Получил следующие повреждения: - смятие нижних частей шпангоутов с 1 по 12 передней части фюзеляжа; - деформация обшивки и силового набора аккумуляторных отсеков; - срыв и разрушение створок люка стрелковой установки НУВ-1, наружных кронштейнов нижних антенн и ПВД; - вырыв узлов крепления передней амортстойки; - пробоины топливных трубопроводов и топливных баков; - деформация центральной части фюзеляжа на участке от шп. 1 до шп. 14; - смятие и деформация обшивки общей площадью 18 кв. м. Полевая ремонтная группа ПАРМ численностью 13 человек оценила состояние вертолета. Согласно классификации (выпуск ГИ № 3903) вертолет получил сильные повреждения и должен подвергаться капитальному ремонту. Однако подготовленность ПРГ обеспечивала восстановление вертолета силами и средствами войсковой ремонтной сети, для чего были выполнены следующие работы: - изготовлен специальный ложемент под шп. 3 центральной части фюзеляжа для снятия поврежденной обшивки; - вертолет поднят краном грузоподъемностью 10 т при помощи строп, пропущенных под фюзеляж в месте расположения амортстойки и установлен на гидроподъемники В-8А1 по шп. 3 и 10; - под основные пневматики подложено металлическое покрытие; - изготовлены специальные зубила из разверток для удаления заклепочных швов. При ремонте широко использовались клепальные и сварочные операции. Общий объем трудозатрат составил 900 человеко-часов, время ремонта 10 суток». 40 М-Хобби 10/2016