Мир путешествий trvl_24 - Page 49

ПРОФЕССИОНАЛЫ январь-февраль, 2013 Постепенно завязались контакты за грани- цей, нас начали приглашать на зарубеж- ные картины. В начале 2000-х я отделился от братьев и создал другую группу под на- званием «Номад». Сейчас в ней работают 35 человек, из них четыре девушки. – Итак, вы с юных лет были увле- чены верховой ездой, репетициями в цирке, а когда пришли в кино? – Как актер я дебютировал в фильме «Песни южных морей» в 2008 году. А по- становщиком трюков меня впервые при- гласили югославские кинематографисты, это было в 1992 году, названия фильма точно уже не припомню, «Дервиши», ка- жется. Потом были картины «Кочевник», «Волкодав», «Дневной дозор», «Монгол», «Параграф 78», голливудские ленты «Ко- нан-Варвар», «Неудержимые-2», «Ваше Высочество» с Натали Портман и многие другие. – Мог ли мальчик, играющий в ауле в футбол, мечтать о том, что когда-то он будет работать с Арнольдом Швар- ценеггером? – Близко ничего этого не было. Я знал, что должен чем-то заняться в жизни, вот и все. Причем осознавал это в очень ран- нем возрасте. Я был серьезным парнем. Когда мои сверстники-подростки пили и курили, я капли спиртного в рот не брал. В первый раз попробовал бокал шампан- ского вообще в 23 года. А в мечтах видел себя егерем, потому что всегда любил жи- вотных. – И каковы были первые впечатле- ния от цирка? – Просто фантастика! Я же наблюдал за братьями, волновался, переживал, что у меня ничего не получится. Но когда сел первый раз на цирковую лошадь, и брат начал меня гонять по манежу, я сразу по- нял, что все смогу. Я на лошадях ездил с шести лет, но разница между домашним и цирковым животным очень существенная. Конь – твой партнер, а никак не подчи- ненный. Мне нужно было заново учиться правильно сидеть, ровно держать спину, не дергать коня по пустякам. А еще я долго привыкал к тому, что за ним надо убирать каждые 15 минут. Опилки всегда должны быть белыми, и все тут. – Помните свой дебют? – Он прошел в Алматинском цирке. Я делал трюк под животом лошади, позже ставший моим коронным. Почему-то мне он всегда давался легко. Тяжело было с толчковыми трюками, а силовые я как се- мечки щелкал. Этим и отличился. Под жи- вот и тогда мало кто лазил, а сейчас всего два человека из двадцати на это способ- ны. Труднее всего преодолеть свой страх, когда лезешь под копыта. От страха че- ловек зажимается, пролезть не может, да еще и останавливается. Лошадь его может запросто расплющить. Конечно, волнение и страх есть в любом случае, но их надо уметь подавлять. Ничего не боится только дурак. Что касается трюков с лошадьми, то для «Номада» давно нет ничего невозможно- го. Да и в целом мы – универсалы. Паде- ния с высоты, пожары, работа в воде, дра- ки всех мастей – пожалуйста! Поэтому и приглашения есть. В Америке, например, у каскадеров ярко выражено разделение труда. Они или дерутся, или на лошадях работают, или выполняют трюки с авто- мобилями. Они могут себе это позволить, потому что в США снимается очень много фильмов и без работы никто не остается. В Казахстане ситуация другая. И в России старые каскадеры жалуются, что моло- дежь неохотно идет работать с лошадьми, слишком травматичная профессия. Все- таки это животные, у них свои взгляды на жизнь, свое настроение. Я сам ломал спи- ну, руки и ноги, а уж ушибов и растяжений не счесть. Они даже за травму не считают- ся. Потому мы и востребованы. Например, на «Конане-варваре» из восьми каскаде- ров-американцев ни один на лошадь не садился, из тридцати болгар садились только трое. А нас было шестеро, и мы всё умеем. Это не потому, что мы такие кру- тые, а потому, что пашем с утра до ночи. – Молодежь к вам приходит? – Да, очень много ребят. Но из десяти человек остается один. Приходят с огром- ными амбициями, но быстро понимают, что это очень тяжелый труд, и деньги бу- дут не всегда. – В области конных трюков сейчас можно придумать что-то новое? – Мы постоянно придумываем. На- пример, раньше лошадь заваливал сам всадник, а сейчас это делают с помощью блоков и тросов. Падение животного вы- глядит естественным. На съемках карти- В кругу родных и друзей 47