Мир путешествий Trvl_19 - Page 44

март-апрель, 2012 Тихо рассказывает В.В. Карпов: – Среди погибших и мой дед. А мне по- счастливилось за 4 часа от расправы уйти из деревни. Вот здесь когда-то стоял дом, где я родился... Немцы, окружив деревню, сожгли ее дотла. Спастись удалось Ване Михайли- ченко и одной пожилой женщине, укрыв- шимся в щели, выкопанной в огороде. Они-то и рассказали о страшной трагедии. На пепелище мы нашли огромную рос- сыпь немецких патронов от крупнокали- берного пулемета, несколько гильз из-под снарядов, а в стороне от деревни – диск с одним патроном от ручного пулемета Дегтя- рева и стабилизатор от снаряда «катюши». Идет дождь, но нам не до него. Мы сто- им молча, пот рясенные трагедией этой маленькой деревушки. Позже мы побывали в деревне Сопки, расположенной неподалеку от Максимов- ки, возложили цветы к памятни ку, над- пись на котором гласит: «Здесь похороне- ны 137 мирных жителей деревень Мак- симовка, Кобляки, Знаменское, Бабино и Скоруево, расстрелянных в 1942 году не- мецко-фашистскими извергами. Остано- витесь, люди! Склоните головы!». Неподалеку, у бывшей деревни Гущи- но, где проходил рубеж обороны, в бо- лоте мы нашли хорошо сохранивши еся траншеи, блиндажи, ходы сообщений. В одном из око пов видны останки воинов. Рядом – две неразорвавшиеся гранаты и их взрыватели, противогазы, сломанная сапер ная лопатка, подошва солдатского ботинка, пробитые кас ки. С помощью ме- таллических шипов и перочинных но жей осторожно вскрываем пласт земли, под ним – рос сыпь патронов. Раскопки осторожно ведем дальше. Найдены перочин ный нож, кошелек, в нем монеты, обрывки ремня, расческа. И вот уда ча: Василий Николаевич Яковенко - старейший участник нашего похода, ве- теран войны, находит солдатский меда- льон. Если в нем сохранилась записка, то по ней можно отыскать родственников по- гибшего. Мы не торо пимся его вскрывать. Давно уже идет дождь, на нас нет сухого места, но мы этого не замечаем. Перено- сим остан ки воинов в одно место и дела- ем скромный могильный холмик безы- мянным героям. В гильзе оставляем нашу записку. Сверху кладем каски и саперную лопатку. Отмечаем это место на карте. 30 августа Вскрыли медальон, но, к нашему сожа- лению, мокрый листок с предполагаемыми нами данными о солдате ока зался неза- полненным. А мы надеялись, что еще од- ним пропавшим без вести станет меньше... Вместе с Василием Васильевичем Кар- повым ведем поиск. Там, где когда-то сто- яла д. Куземкино, неподалеку от батареи увидели громадную 500-килограммовую немецкую авиа бомбу, правда уже раз- ряженную, чуть дальше, вокруг позиции артиллеристов, стреляные гильзы. Рядом 42 Колючая проволока срослась с деревом стоит насквозь прострелянная «полутор- ка». Через заднее окно ее кабины вырос- ла высокая белоствольная береза. Здесь же найден штык и ножны от кортика, кружка. Словно коричневые опята рядом с рамой машины затаилиcь бронебойные головки снарядов. Не трогать! Здесь при- таилась смерть! …Скрежет лопаты. Все в лесу замолка- ют, и лишь как часовой механизм стучит сердце: «Мина? Граната?». Осторожно из- влекаем из земли ствол винтовки. Наша. Приклад ее сгнил. Ничего, сгодится и та- кая для нашего музея. Забегая вперед, скажу, что в последую- щих экспедициях в этом лесу на немецких позициях мы отыскали несколько крупно- калиберных пулеметов, изготовленных до войны во Франции, один из которых по- сле смазки вполне мог стрелять. После похода к батарее артиллеристов на следующий день мы совершили разве- дочный переход по лесу к бывшим дерев- ням Скоруево и Дуброво. Линии траншей, наших и чужих, кажутся бесконечными. Огромные мотки колючей проволоки: круглой -нашей и кованой, квадратной – немецкой. Часто пользуемся полуметро- выми щупами. Удачливее всех оказался Василий Васильевич. На полянке, густо поросшей папорот ником, его штырь упер- ся во что-то металлическое. Нача ли ко- пать и увидели ящик, полный пулеметных лент – немецких в смазке. Неподалеку щуп опять наткнулся на металлический ящик. Раскопав землю, мы увидели на крышке орла со свастикой. Подумали: вот это на- ходка! Вдруг ящик с какими-то штабными документами. Но каково было наше разочарование, ког- да вместо бумаг он оказался набитым прогнившими бан- ками из-под кон- сервов. Повезло нам в последний день. Это становится тради цией для лю- бой из наших экспе- диций. Видимо, не случайно у францу- Немецкая авиабомба зов появилась поговор ка: «Удача ожидает того, кто лучше к ней подготовился». Так и у нас. Мы уже сворачивали свой лагерь на берегу реки Ловать неподалеку от быв- шей деревни Скоруево и решили попытать счастья буквально в нескольких мет рах от автодороги Холм – Локня. Металлический щуп медленно входит в грунт и сразу же натыкается на какую-то невидимую преграду. Стоп! В ход идет са- перная лопатка. Осто рожно, сантиметр за сантиметром, снимаем пласты раз мокшей земли. Сейчас все внимание сосредото- чено на яме, внизу которой темнеет кусок ржавого металла. Очищаем его от зем- ли. Теперь хорошо виден стабилизатор разор вавшейся мины. Продолжаем ощупывать грунт. Опять натыкаемся на металл. Из земли извлека- ем помятую фляжку, затем достаем щит и колесо от пушки, гильзы от снарядов. Вот это да! Периметр ямы все увеличивает- ся. Снова остановка. На этот раз надолго: на дне чернеют гильзы неразорвавших- ся снарядов. Один, два, три, четы ре... Это только те, что видны сверху. А сколько их пря чется в земле? Подобными находками нас не удивишь – за годы экспедиций мы насмотрелись всякого, но все равно стано- вится не по себе от таких трофеев. За три дня мы досконально исследова- ли этот район па правом берегу реки Ло- вать. А затем вновь двинулись в путь на Лохню и Пушкинские горы, боевым путем наших земляков-казахстанцев. Перед отъ- ездом мы упаковываем собранные бое- вые реликвии, заносим в путевой дневник последние данные, обработкой которых займемся сразу же после похода. Наш девиз – поиск. Поиск по-прежнему про- должается. Французский крупнокалиберный пулемет