Мир путешествий № 39 - Page 23

СТРАНА НА КАРТЕ июль-август, 2015 духи, святые, сценки из жизни Буд- ды – для сведущего человека это тоже огромная книга, энциклопедический словарь бирманской культуры. На че- ловека, впервые увидевшего все это, храм производит ошеломляющее впе- чатление. Особую ценность сооруже- нию придает то, что все здесь подлин- ное. Построенный в конце правления короля Миндона и бывший поначалу частью дворца, монастырь чудом уце- лел во всех катаклизмах и войнах по- следних полутора веков и единствен- ный из всех деревянных зданий двор- цового комплекса дошел до нашего времени. Вообще же, в городе – невероят- ное количество храмов, ступ, мона- стырей, недаром Мандалай считается религиозным центром страны. А есть вдобавок и окрестности, где располо- жились древние бирманские город- ки: Амапура, Ава (бывшие когда-то столицами), Мингун. В последнем, кстати, находится гигантский – весом более 90 тонн – колокол. До недавне- го времени он был самым большим в мире среди действующих колоколов. Лишь в 2000 году, по случаю насту- пления нового тысячелетия, в Китае был отлит более крупный экземпляр – «колокол счастья». А еще в городе и окрестностях прожи- вает половина всех монахов Мьянмы. Монахи Мы стояли внутри монастыря Махаганда-йон на небольшой улоч- ке (именно так: ведь этот монастырь, раскинувшийся на огромной площади, похож скорее на городок со множе- ством одно- и двухэтажных домиков разного назначения, пагод, двориков, деревьев, хозяйственных построек) и ожидали начала церемонии кормле- ния монахов. К 10 часам утра первые партии вы- строились на проезжей части в две длинные шеренги затылок в затылок. С бритыми головами, в бардовых одеж- дах (в отличие от тайских собратьев, одевающихся в оранжевое), они дер- жали каждый большую чашу, похо- жую на наш чугунок, и кружку. Нако- нец, процессия началась. Медленно шли монахи друг за дру- гом, не обращая внимания на обле- пивших их со всех сторон туристов и сохраняя строгий порядок. Сворачи- вали в небольшой дворик, в центре которого стояло несколько огромных котлов (очевидно, с рисом). Возле них стояли такие же монахи и периодиче- ски что-то там перемешивали. А вот раздавали еду в основном женщины обычного городского вида, зачерпы- вая мисками прямо из котлов и высы- пая содержимое в чаши подходящих монахов. Прошло минут сорок, а монахи все шли и шли, и несть им было числа. Позднее я узнал, что в монастыре про- живает полторы тысячи монахов. При этом среди участников процессии я не заметил ни одного по-настоящему взрослого. Там было достаточно много подростков, а в основном они выгля- дели лет на 16–18. Может, у взрослых своя особая церемония? Получив еду, монахи возвращались (уже без всяких шеренг) в свои кельи, которые располагались в двухэтажных особняках, выглядевших, по край- ней мере снаружи, как элитное жилье. Впрочем, уголок одной из жилых ком- нат мне удалось разглядеть благода- ря настежь распахнутым дверям. Кир- пичный пол, простая деревянная кро- вать, на ней – простынь и покрывало, сверху – коврик. Матраса не чувству- ется, одеяла нет. Рядом с подушкой ле- жат две книги. Единственное украше- ние – висящие на стене две репродук- ции с парковыми пейзажами и боль- шой настенный календарь с вечерним видом на подсвеченную золотую паго- ду. Да еще над кроватью висела пара бордовых одеяний. Вот и весь быт. Мы не стали ждать окончания затя- нувшейся церемонии, а отправились к выходу. Путь к нему вел через про- улочки, дворики, где на перекладинах сушились буддистские одежды. Встре- тились припаркованные мотоцикл и новый автомобиль, говорившие о до- статке. Но тут же невдалеке грустно сидели под деревом совсем малень- кие дети (у одного мальчика лет ше- сти на коленях приютился полутораго- довалый малыш), по всей видимости, ожидавшие монахов в надежде, что им тоже что-то перепадет. Так и ока- залось: один из шедших впереди меня 21