Мир путешествий № 38 - Page 82

май-июнь, 2015 черепашки, периодически высовыва- ющие голову, чтобы проверить, все ли в порядке на белом свете. Если же отправиться дальше – по- падаешь в настоящий мини-зоопарк. Правда, тут тоже обитают в основном птицы, но нашлось место и другим тво- рениям природы. В одном из вольеров мы с удивлением обнаружили зайцев – надо же, докуда допрыгали! Но настоя- щая гордость этого местечка – игуаны. Их удобно было разглядывать, потому что копошились они в полутораметро- вом вольере, открытом сверху. А вокруг раскинулся тропический сад с мангровыми зарослями, где было уютно и спокойно, ведь большая часть представителей хомо сапиенс вели прибрежный образ жизни на пляже. Кстати, о пляжах. Все пляжи в зоне Баваро, где расположен отель, нахо- дятся под защитой коралловых рифов, поэтому здесь качество песка и чистота воды близки к совершенству. Но не пляжем единым жив человек. Восемь ресторанов и девять баров по- могут заморить червячка, если вы про- голодались. Одни названия говорят сами за себя: «Тануки» – японский, «Белла паста» – итальянский, «Эль га- учо» – аргентинский (мясная кухня), «Сакура» – восточный, «Эль пэскадор» – блюда из морепродуктов. Все они с кондиционерами. А вот «Шопен» по- следних не имеет, поскольку не име- ет и стен, плывя, словно большой ко- рабль, по живописному озеру с фан- тастической подсветкой ночью. Сюда, 80 главное, надо прийти в нужный час, потому что вечером время от времени на озере появляется баркас, из которо- го льется романтическая серенада. Впрочем, серенады мы услышали и в иной аранжировке. Сюита для сьюта с лебедем Жили мы в двухэтажных виллах на восемь сьютов (двухкомнатных но- меров повышенной комфортности; в Bavaro Princess, кстати, других нет). В каждый сьют – отдельный вход с ули- цы (в том числе на второй этаж), но че- рез свою лоджию с двумя шезлонгами. Архитектурный дизайн самого номера поражал изощренной фантазией авто- ра. Холл неправильной формы с дива- ном, креслом, двумя столиками, мяг- кими стульями, баром с холодильни- ком – находился в едином простран- стве со спальней, которая в централь- ной части отделялась от холла только двумя колоннами и более высоким уровнем пола (туда вели две ступень- ки), так что широкая кровать, возвы- шавшаяся, словно на пьедестале, об- разовывала центр всей композиции. При этом с боковой стороны спальня уже имела стену с большим оконным проемом, выходящим к тому месту в холле, где стоял бар (впрочем, про- ем был отдан на откуп телевизору). С противоположной стороны проем в стене достигал уже размера с челове- ческий рост и выводил прямо в ванну- джакузи. К ней вел и нормальный путь из холла, но, наверное, автор посчи- тал, что ранним утром будет приятно нырнуть туда прямо из постели. Карти- ны на стенах со стилизованно-декора- тивными изображениями обитателей морских глубин завершали построе- ние сложной композиции. Вся эта архитектурная песня допол- нялась импровизациями горничной, которая каждый день заправляла кро- вать по-новому. Когда однажды вече- ром я обнаружил покрывало, сверну- тое невероятным образом в виде ле- бедя, я понял, что на человечестве ста- вить крест пока рано. Окна же в номере выходили прямо к пальмам и морю, от которых отделя- ла виллу только узкая полоска асфаль- та, а по ней время от времени спешил паровозик. На этом-то паровозике мы и отправи- лись в далекий обратный путь, когда в последний раз захлопнули двери своих сьютов. И вот уж «голубой вагон бежит- качается, скорый поезд набирает ход…». Впрочем, Доминикана – страна, ко- торая не признает грустных лиц и кото- рая всегда будет ждать вас как старого друга. А дождавшись, просто улыбнет- ся и скажет: «Ола!» – «Привет!». P.s. Мы расставались с Доминика- ной, но не с читателями. В следующем номере журнала – рассказ о самой стране и ее жителях.