Мир путешествий № 37 - Page 12

СВОЯ СТРАНА март-апрель, 2015 Мавзолей Джучи-хана Ê мавзолею Джучи мы и на- правились, ведомые вер- ным спутниковым нави- гатором и не менее верными совет- скими топографическими картами. Преодолев около 20 км через хол- мы, разделяющие грейдер, идущий на Жезказган, и долину реки Кара- Кенгир, мы, наконец, очутились в рай- оне брода, горя желанием перебрать- ся через него и обнаружить искомый мавзолей. Следует сказать, что нам по- везло: ведь оказались мы на этом бро- де (не самом мелком, как выяснилось позднее) в сентябре, а не, например, мае-июне, когда нашу машину зали- ло бы по самый радиатор, что доба- вило бы нам развлечений вроде пары часов вытаскивания почти двух тонн металла на твердую землю. Но, повто- рюсь, со временем года мы угадали, поэтому уже через 10 минут, оставив машину неподалеку, мы подходили к мавзолею – одному из самых священ- ных мест Улытау: ведь, согласно исто- рическим данным, именно в этих ме- стах хан Джучи основал свою ставку. И эта же земля стала для него последним пристанищем, ибо умер он, не в при- мер многим монголам, не в завоева- тельном походе, а находясь, можно сказать, у себя дома. 10 Такие куланы паслись на этой земле во времена хана Джучи. Сегодня, увы, их здесь не встретишь. Фото: www.unikaz.asia Не берясь что-то утверждать и ру- ководствуясь опять же одной из име- ющихся версий, мы подходим к фина- лу конфликта «отцов и детей» в совер- шенно монгольском варианте (он же и среднеазиатский: любой, кто знаком с историей региона, согласится, что ги- бель на охоте является весьма попу- лярным средством избавления от не- угодных). Итак, почти официальная версия, изложенная в легендарном на- следии (известном в первую очередь через кюй «Ақсақ құлан»), гласит, что хан Джучи подвергся на охоте нападе- нию хромого кулана, которого сам же и ранил. Разъяренный кулан, согласно легенде, стащил хана с лошади и от- грыз ему правую руку, что привело к смерти сына Чингисхана. В назидание же всем агрессивным куланам (а «ви- новных» надобно было наказать) был вырыт ров, позднее ставший той са- мой рекой (да-да, именно так!) Кула- нотпес, которую мы упоминали ранее. В общем, как вы уже поняли, это не единственный фантастический момент в истории гибели первенца монголь- ского завоевателя. Прямо за бродом наше внимание привлекло стадо верблюдов, неожи- данное для этих мест: все-таки до пу- стынь отсюда далековато. Тиль, го-