Мир путешествий № 31 - Page 46

ЭКСПЕДИЦИЯ март-апрель, 2014 ...И облака затевают пляски, и звезды меняются координатами. Кто там чувствовал, как под твоей рукой идет покорно 220 тонн мечты и ответственности? Ничего подобного! Стоит взяться мраморными от холода руками за гладкие спицы штурвала – и ты уже часть корабля. Ни отпустить, ни упасть, ни очнуться. Все продукты закупаются центра- лизованно за счет волонтеров и бла- годаря спонсорской помощи «с миру по нитке». Ведь, по сути, «Штандарт» – птица вольная, никем официально не финансируемая. Не являясь рос- сийским и не сдаваясь в плен басур- манам, фрегат зарабатывает на жизнь исключительно сборами с фестивалей, оплатой волонтерского пребывания и продажей билетов туристам. Но на со- держание парусника этих средств не хватает. Ведь, помимо того, что дере- вянный корабль требует особого ухо- да, он должен ежегодно проходить дорогостоящие плановые ремонты, а детали в магазине не купишь. Все они изготовляются вручную по старинным технологиям. Шутка ли – замену сло- манной мачты везли для «Штандар- та» на «Седове» из самого Петербурга. А на паруса сейчас собирают на сайте «Бумстартер» – платформе для сбора пожертвований со всего мира. Видав- шие виды штандартовские паруса слу- жат уже более двенадцати лет: они по- крыты заплатками и штопками – сле- дами сотен волонтерских починок. По- этому кораблю требуются средства не только для приобретения новой тка- ни, но и оплаты ручного пошива у по- томственных мастеров в Голландии. Мастерских, где бы могли изготовить копию парусов XVIII века, в мире оста- лось не так уж много. В таких вот не- простых условиях и выживает уни- кальный парусный фрегат. …А над местом капитана имеется, кстати, третья рында. Она особенная – в нее также звонят в часы обеда, но только в торжественные моменты: ког- да на борту – праздник. Например, по- купка нового паруса. Намокшие кудри липнут к очкам, не поправить. Слепит навигатор, а над головой забеременел ветром парус. В чернильной темноте вахты от старпо- ма только и остались что поблескива- ющие очки да пуговицы. – Воробей, – шепотом и на удив- ление почти ласково, – сходи на нос, 44 глянь за борт. Только не вы- вались. Я слежу. Превращаюсь в саму себя, продрогшую, уставшую. Куба- рем с трапа – мимо призраков пушек – не чувствуя тела. Там, за бортом – вылетают из-под бушприта искрами брызги. А дальше – дорожка из светя- щегося планктона уводит пря- мо к звездам. Нет ничего невозможного! Падает снег. Пар от дыха- ния смешивается со светом желтых московских фонарей и оседает на капюшон мелкой ледяной пылью. Иду на школь- ную встречу выпускников. Не была там 8 лет. Все казалось – не могу рассказать ничего ин- тересного. И сегодня хвастать- ся не буду. Но отныне в моей жизни есть этот фрегат. Воробей-каскадер Я – человек умственного труда и, увы, не мастер зо- лотые руки. Но исполнение наших же- ланий выставляет свою цену. Я кова- ла гвозди и клетневала штаг, шкурила бизань и лачила штурвал, конопатила борт и красила юферсы, спала в гама- ке и мыла снаружи окна штурманской. Я это все делала – и испытывала беше- ный восторг! Даже когда приходилось дежурить на камбузе и проводить экс- курсии на английском. А ведь кулина- рия и языки являются для меня одними из самых страшных наказаний. Во время плавания я распрощалась со многими романтическими бредня- ми и сделала важные открытия. Я успела влюбиться в этот корабль, устать от него, пообещать никогда не возвращаться и запомнить каждую деревяшку. Люди, встреченные там, теперь всегда рядом – в моей душе. И хотя мозоли сошли через месяц, царапины от неудачных боев с дере- вяшками затянулись, а запах тира с тель- няшки исчез после третьей стирки – что- то внутри меня неуловимо изменилось. С болью ломались внутренние перего- родки. Рушились шаблоны и принци- пы. Говорят, поменялось даже выраже- ние глаз. Но мечта прошла проверку на прочность. И нет ничего невозможного! …В кармане жужжит мобильник – старенький, с голубым экраном. Но- вый – современный – заглох после первой же встречи с морской водой. Заледеневшими пальцами нажимаю на стертые кнопки. Секунда – и разда- ется этот знакомый, смешанный с ры- ком и нежностью голос: – Воробей, привет! Мы стоим в Гол- ландии, Лилиштат… – Привет! Ты не поверишь, как я хочу к вам. Обратно.