Мир путешествий № 31 - Page 41

ЭКСПЕДИЦИЯ март-апрель, 2014 судна он слишком большой, для судна крупного – слишком деревянный. А класс «суда-реплики», к которому и относит- ся «Штандарт», существует только в Европе. Поэтому рос- сийскому фрегату пришлось уйти из родных территориаль- ных вод, и теперь, чтобы оказаться на его борту, надо полу- чать визы и пересекать границы. Многие страны, включая Голландию и Германию, готовы были принять такой уникальный парусник под свое покро- вительство, но «Штандарт» по-прежнему верен отечеству и надеется на возвращение. …Якорь уже поднят? Тогда поставить все паруса! Курс – в открытое море! «По приборкам становись!» День на фрегате начинается в семь тридцать под звон камбузной рынды – морского колокола, подвешенного на камбузе – походной кухне корабля. И вот уже только что храпевшая в гамаках и койках команда ускоренно поглоща- ет утреннюю овсянку: ведь ровно в восемь – подъем флага. По отполированным волонтерскими ногами ступенькам трапа спешишь наверх. На палубе возле бизань-мачты уже поджидает капитан – седовласый лев, просоленный ветра- ми Балтики, с хитрющими голубыми глазами, в историче- ском камзоле и залихватской треуголке. Это Владимир Мар- тусь – идейный вдохновитель всего фрегатного строитель- ства и бессменный капитан «Штандарта». «На флаг равняйсь! Смирно! Флаг поднять!» – медлен- но скользит к небу российский триколор, звучит общекора- бельная рында: 8 ударов, смена вахт. На корабле время измеряется склянками. Каждый удар рынды – одна склянка. Каждый новый час – двойная склян- ка, полчаса – одинарная. Счет идет до четырех двойных склянок, а затем все по новой. Работа также делится на че- тырехчасовые доли. На борту три команды – три вахты: грот, бизань и фок (по названиям мачт). Четыре часа каждая вах- та стоит за штурвалом, четыре – работает на корабле, и че- тыре – спит. За сутки такого счастья ровно по два раза. Тем временем для тех, кто не за штурвалом, начинается об- щесудовая ежедневная приборка. Палубу надо драить, как го- ворит капитан, «до зеленой пены». Чтобы вытравить из досок всякий мусор и цветение. К тому же мокрая палуба дольше со- хнет, а, значит, лучше сохраняется. Среди приборок есть также камбузная вахта – еда, посуда, и гальюнная вахта – уборка ду- шевых-туалетов (они на кораблях и яхтах совмещенные). Раз в три дня обязательно на какую-то из вахт попадешь. Пока же мне достается почетная швабра. А какому-то счастливчику – брандспойт. И через пару минут все уже хо- дят по палубе мокрые. Ворчат на водного снайпера и за- мышляют добродушную месть. Ага – вот и старпом показался. Что-то чересчур важный. Пока. Штурвал Корабль разрушает детские иллюзии. Только здесь я по- няла, как жестоко обманул Миронов домовладелицу из фильма «Будьте моим мужем». Говорил – мол, дальтонизм хорош в море: светофоров нет. Светофоров нет, а буи есть. И это не считая маяков, корабельных огней и всяческих раз- Воробей, право десять! Курс – в открытое море! 39