Мир путешествий № 31 - Page 18

СТРАНА НА КАРТЕ март-апрель, 2014 сутствует ли врач, и как ведут себя па- лачи – ругаются или читают заклина- ния? С какой частотой наносят удары? Можно ли часть ударов перенести на другое время? Бьют по обнаженному телу или разрешают надеть одежду? Если да, то какую? Увы, мои вопросы ставили иранцев в тупик и вызывали крайнее раздражение. Иран во всем пытается быть самим собой. В этой стране смещено время – здесь не только приходится переводить стрелки часов, меняются даже дни неде- ли. К примеру, выходные дни приходят- ся на четверг и пятницу. Воскресенье и суббота – обычные рабочие будни. Кро- ме того, здесь не принят григорианский календарь. Игнорируется и лунный му- сульманский. Если в Европе сейчас 2014 год, в мусульманском мире по хиджре 1435 год, то в Иране прошедший На- вруз дал старт 1393 году по «солнечной хиджре». Я уже не говорю о названиях месяцев – сплошная путаница! Кален- дарь принят одним из иранских шахов. Говорят, что именно с этого дня начина- ется празднование праздника Навруз. Отношения Ирана с остальным му- сульманским миром драматичны и за- путанны, непосвященному человеку многое в них кажется странным и не- понятным. Во-первых, Иран – это му- сульманская страна, которая офици- ально придерживается шиитской вет- ви ислама. Одна из загадок истории заключается в том, почему именно Персия стала анклавом шиизма? Ведь родоначальник шиитов Али бен Абу Талиб был этническим арабом и к пер- сам никакого отношения не имел. Бо- лее того, в Персии главенствовал зо- роастризм, древняя религия персов. Возможно, одна из причин заключа- ется в том, что в те годы столицей ха- лифата был Багдад, а оттуда до Ирана рукой подать. И когда гонимые сто- ронники Али устремились на восток, они принесли с собой ислам, уже при- правленный шиизмом. Местное насе- ление приняло его, ибо другой модели не знало. Потом шиизм вошел в при- вычку, привычка переросла в тради- цию. В определенной степени оказал влияние и местный зороастризм. Эк- зальтированное религиозное сознание персов трансформировало ислам со- гласно прежним стереотипам. Не надо забывать, что Персия – страна великой мистики и поэзии. Сухой прозаичный суннизм здесь не прижился. Героиче- ская фигура Али, наполненная болью и романтизмом, как нельзя лучше под- ходит темпераменту и мироощущению персов. Трагический образ мятежного халифа глубоко внедрился в душу на- рода и стал частью его национальной культуры. Обрастая с годами много- численными мифами и легендами, история жизни этого человека заме- нила собой национальную идеологию на многие поколения вперед. Она по- зволила выделить Иран из общей мас- Руины Персеполиса сы мусульманских стран, обозначить его ярко и рельефно, выражая тем са- мым огромный внутренний потенциал – и как неизменную его составляющую – гипертрофированную устремлен- ность к индивидуализму. На протяже- нии почти полутора тысячелетий нация упорно тянет эту путеводную нить в бу- дущее. Причем не только во времени, но и в пространстве. Огромная масса гробниц, мавзолеев, священных захо- ронений, разбросанных по всей стране, образует единую «энергетическую си- стему», которая заряжает и тонизирует нацию. Теперь это не только душа, но и ее плоть. Некогда слабо мерцавшая на небосклоне звездочка превратилась в огромное созвездие. И когда в бурные периоды истории общество теряет ори- ентиры, иранцы обращают к ней свои взоры и выверяют путь. Как долго продлится это увлече- ние, одному Аллаху известно. Гово- рят, что в свое время Реза-шах, пыта- ясь остановить наступление мусуль- манского духовенства, начал воз- рождать традиции зороастризма. Но затея была обречена на провал. Зо- роастризм не стал альтернативой ис- ламу. Энергия древних заклинателей огня давно иссякла. Остывшие угли этого гигантского костра лежат в руи- нах Персеполиса, а его одинокие ко- лонны торчат в окрестностях Шира- за, словно скелет доисторического животного.