Журнал KIMONO KIMONO #16-17'2019, Бизнес - Page 19

19 нус  — ведь он растет в другой среде, — может, здесь это, наоборот, плюс. Полу- чается, мы не должны спешить выносить оценки. Сейчас, пока идут съемки, мне приходится многое на этот счет переос- мыслять. Я понял, что пока у меня в голове только вопросы, ответы на которые мне никак не удается найти. Какой герой поразил вас больше всего? Пожилой японец, философ, исключитель- но умный человек со своим видением Японии. Это был увлекательный разго- вор с сильным человеком, он произвел на меня впечатление. А были какие-то забавные случаи в поездке? Я уехал в Киото и забыл семь рубашек в  отеле. После вернулся за ними и об- наружил, что не только их не тронули, но  и все те монетки и ненужные вещи, что я оставил, также аккуратно сложили вместе. Эта  честность производит впе- чатление. Еще видел, как в дорогую машину садил- ся какой-то большой начальник — сопро- вождавшие его люди согнулись в покло- не и  стояли до тех пор, пока машина не скрылась из виду. Разумеется, я понимаю, что есть разные степени вежливости. Но  опять же, для западного восприятия это унизительно. Но если ты хочешь по- нять другого человека, то надо судить с его колокольни. Какие планы на вашу следующую поездку? Осенью нас ждет огромное количество ин- тервью: будем разбирать десяток важных тем — школа, семья, отношение к войне, к Америке. Также я хотел бы узнать по- больше об экспатах — что именно их за- ставило переехать в такую необычную для европейского человека страну, ведь некоторые из них даже язык знают хуже среднего, но все равно выбрали Японию. Как менялось ваше ощущение Японии во время поездки? Наше представление о чужой стране формируется главным образом через СМИ и разговоры с людьми. Когда нет собственного опыта пребывания, когда мы не знаем языка, культуры и кино, все представления, сложившиеся таким об- разом, — это всегда чушь, ведь они ни на чем не основаны. Мой первый шок был, когда на встрече с телекомпанией NHK все начальство, которое вышло приветствовать меня, протянуло свои визитки. А у меня их не было — и я понял, что совершил серьез- ную ошибку. После этого, сидя за перего- ворным столом, я решил снять возникшее напряжение анекдотом. Но он ни у кого не вызвал и тени улыбки. Тогда я решил, что либо у них нет чувства юмора, либо у меня очень плохой переводчик, и по- пробовал еще раз рассказать анекдот попроще. Результат был тот же. Однако вечером на ужине те же люди сами рас- сказывали анекдоты и хохотали. Я понял: есть время для работы, а есть для отдыха и их не надо путать. Другая история: мы посетили дворец сёгуна, и человек, заведующий там, по- том выказал недовольство моими вопро- сами о самураях. Оказалось, ему было сложно отвечать на них: раз он является управляющим дворца, то может расска- зывать только о нем. Эта узость, когда о пуговицах говорит один человек, а о нит- ках — другой, абсолютно неожиданная для меня вещь! Не знаю, смогу ли в конце что-то опре- деленное сказать о японцах. Вот, напри- мер, я много читал, что у них «два лица»: одно для внешнего мира, а другое — вну- треннее. Мы это называем двуличностью, то есть оцениваем негативно. Но с точки зрения японца, это не обязательно ми-