Бортовой журнал №19 All_RW#19_web - Page 15

13 # 19 О буднях балетного театра мы чаще всего узнаем из громких публичных скандалов или голливудских фильмов, в которых борьба за ведущую партию разворачивается не на жизнь, а на смерть. Но как обстоят дела в балете на самом деле? Какого труда стоит получить роль или вернуться на сцену после длительного перерыва? На эти и другие вопросы ответила прима-балерина санкт-петербургского Театра балета Бориса Эйфмана, заслуженная артистка РФ – ​о чаровательная Мария Абашова. 2 – Вы попали в балет через гимнастику. Почему вы начали ею заниматься? – Да, начала с гимнастики, а занялась ею исклю- чительно по медицинским показаниям – о ​ дна нога у меня была короче другой. И моей маме сказали, что девочке обязательно нужен мышечный корсет: либо плаванье, либо художественная гимнастика. Так я стала немного заниматься гимнастикой, для здоровья, но неожиданно у меня стало получать- ся, и пошли результаты – и ​ з-за координации, из-за старания, из-за постоянного стремления быть пер- вой. Помню, у меня никогда не возникало желания обидеться, надуть губы и выйти из зала. Наоборот, я всегда пыталась доказать, что все могу. – А как в вашей гимнастической жизни появил- ся балет? – Вот в Instagram многие делают мне комплимен- ты, говоря про мои стопы, но в детстве у меня были ужасные стопы. Я все время их подворачивала, все время падала. Очень слабые… И хореограф, бывшая танцовщица львовского театра, предложила моей маме поставить девочку на пуанты. Детям в балет- ных школах так всегда укрепляют стопы, это обыч- ная практика. И вот мы начали заниматься допол- нительно, в восемь утра, чтобы никто из тренеров по художественной гимнастике об этом не узнал. 1. Мария Абашова в роли Анны Карениной. Балет Бориса Эйфмана. 2. Балет «По ту сторону гре- ха» – ​по роману Ф.М. Достоевского «Братья Карама- зовы». Потому что в спорте не приветствуются дополни- тельные занятия, как говорится, «на чужой террито- рии». Так мы прозанимались полгода, и у меня стало получаться. Была какая-то феноменальная выносли- вость, я очень быстро все запоминала, быстро учи- ла вариации – в ​ се, что мне показывали, схватывала на лету. Кроме того, гимнастикой тогда занимались не очень-то долго – к ​ арьера гимнастки заканчива- лась рано. Поэтому выбор у меня был жесткий: либо в 16 лет уйти, причем, уйти сломанной, либо занять- ся балетом. Я выбрала второй путь. Меня отвели в театр, и там с радостью приняли. – А когда вы начали мечтать о том, чтобы стать балериной уже всерьез? – Сложный вопрос. Одно из моих первых детских воспоминаний – б ​ алет «Жизель», который я смо- трела по телевизору. Меня он потряс, правда! Всю историю я тогда поняла без слов и даже пересказа- ла маме. Но я точно не относилась к той категории девочек, которые мечтают стать балеринами. На- верное, была настолько загружена, что мечтать уже не хватало времени… Какие-то медицинские про- цедуры, потом школа – с ​  математическим уклоном и английским языком, – з ​ атем танцы. Наверное, мечтать о балете я начала только когда попала в те- атр к Борису Яковлевичу Эйфману.