Апокриф 93 (август 2015) - Page 205

АПОКРИФ-93: 08.2015 (E5.1 e.n.) Сказ о Лондонбаде (A Tale of London) — Подойди ближе, — сказал султан своему поедателю хашиша в далёкой зем- ле, о которой знают разве что в Багдаде, — а теперь пригрезь мне видение Лондона. И тогда хашишин совершил низкий поклон и сел, скрестив ноги, на пурпурную подушку, покрытую узором из золотых маковок, лежащую на мозаичном полу, ря- дом с чашей из слоновой кости, где был хашиш, съел обильное количество сего ку- шанья, моргнул семь раз и начал так. — О Друг Аллаха, да будет тебе известно, что Лондон — желаннейший из всех городов Земли. Его жители строят дома из эбенового дерева и кедра, а крыши этих домов они покрывают тонкими медными пластинками, которые рука Времени обра- щает в зелень. Они имеют золотые балконы, инкрустированные аметистами, в кото- рых они отдыхают и смотрят на закаты. В сумерках бесшумно крадутся по дорогам музыканты; никем не услышанные, ступни их опускаются на белый морской песок, которым усыпаны эти тракты, и вот внезапно в темноте раздаются переливы их дуль- цимер, цитр и прочих хордофонов. Тогда с балконов нисходит лёгкий шёпот, возда- ющий им хвалы за их мастерство, и тогда к ногам музыкантов падают драгоценные браслеты, золотые ожерелья и даже жемчуг. — В самом деле, это удивительный град, — продолжал хашишин, — вдоль пес- чаных дорог тянутся там тротуары, выложенные алебастром, и на всём их протяже- нии расставлены фонарные столбы из хризопраза, всю ночь излучающие зелёный свет, но светочи балконов жилых домов сделаны из аметиста. — В то время, как музыканты бредут по дорогам, вокруг них собираются тан- цоры и танцовщицы и исполняют танцы на алебастровых тротуарах, ради собствен- ного удовольствия, а не по найму. Иной раз распахивается далеко наверху окно эбе- нового дворца, и на голову танцора низвергается цветочный венок, или же дождь из лепестков орхидей просыпается на всю братию. — Воистину, не встречал я доселе более чудесного града, хотя через многие столичные мраморные врата провёл меня хашиш, но Лондон — это диво из див, по- следний предел, ибо чаша из слоновой кости более не имеет ничего для показа. И даже ифриты, что несут меня в своих кривых когтях, уже щиплют меня за локти и принуждают мой дух к возвращению, ибо им известно, что я слишком много узрел. «Нет-нет, никакого Лондона», бормочут они, и потому я буду говорить теперь о дру- гом городе, о городе, стоящем на менее таинственных землях, и более не буду гне- вить ифритов, рассказывая о запрещённых вещах. Я буду говорить о Персеполисе или о знаменит aH4)4.4,,4aK(-t/tc4-4/`t,4-4b4/`4//t-t`t.,4`tc4//4..4a`4`t`.`,4/t, 4-t,/4,-,.c-4/t,4//./t.4.`tc4`,4..4/4/t-t.4`t`/,B`t`,// 4a`/4,b4,`4c-4..4`t//`t/,t/tb4`t-t,t-H4,//,t`4,4-.4`c 4/t/4,4`-taH4--t/4.caH4-t,/4`t``4,4b4/tb.H4/,KB..4.4,tb.4at/`4/b4/4.4-,-t`t`-t/K4.4at/`c4-4`aH4`4,4`t`t.,4-a.4.,4,t`4/-4.4.4-4,4.-t./4/``tc-4,4.4-t,/4,-/`,tb.4-,4``/4,4/t-t/H4at,4b4.4b4-t/ 4/-4/t,4./4-t,/4a4.4-.4a-t`t.,4c4a4/`4/4, 4,tb,b4,4c4,4-,4.-H4-4,/`4a, 4/bt`B`.4.,4/t,4`t-t,t-H4`t/4-t`4`-t.c4/tb.H4,-,.c-4.4```4--H4/t,4/`4,4,.4.,4`t,/.H4-4`aH4/,t`4,4`/t/4,4&//t-4//K4.,4.-4-t.,4-t`4a-t./,-t.4/`4.4-,`.,4aH4,`4//4,4`t/-tb4,4bt.4.H4,4`t,/.H4-4//