Апокриф 93 (август 2015) - Page 189

АПОКРИФ-93: 08.2015 (E5.1 e.n.) крынкой прокисшего молока, развенчанным талантом или бессмысленным кровопро- литием. ...Сколько я его помню — с детства — вокруг него всегда создавалась напря- жённость и затевались конфликты, хотя сам он не был особенно вредным или агрес- сивным, наоборот, чаще улыбался, изъяснялся позитивно, являл дружелюбие и был готов предложить помощь ближнему — советом или делом. Правда, иногда, до- вольно редко, впадал в меланхолию или в состояние отрешённого невнимания, в ко- тором находился некоторое время, впрочем, никого тем не задевая; теперь-то я знаю, почему... Но, к примеру, вот приходит он ко мне домой, а у меня дома два кота, мирно, в общем-то, живут. Он возьмёт одного кота — как ни странно, даётся! — и приласкает. А второй тут же начинает сходить с ума, ревновать, кусает первого кота, при попытке успокоить царапает меня, в конце концов, наказанный, вышвыри- вается за дверь, но первый кот уже тоже не в лучшем расположении духа и вскоре следует за первым — прочь из комнаты, но уже в ванную. Это — животные, и, к то- му же — детство. Стоит ли говорить, как всё обычно происходило в человеческом обществе и во взрослой жизни — примерно так же, хоть и не всё так явно, более за- вуалировано и с изобретательностью уже другого уровня... Когда он понял, кто он [ощутил вкус своего теста — ржаво-металлический], он воспринял это ровно, даже с какой-то тихой гордостью, но теперь уже работал не от инстинкта, а от разума, и первым делом стал искать себе подобных в ближайшем окружении. И нашёл — по крайней мере, ему так показалось — меня. Мол, в предыдущем — или близко к тому — воплощении ты точно был из наших, значит, и сейчас в тебе это есть, давай, мол, присоединяйся, из тебя выйдет неплохой чёрт... Поначалу я его, конечно, послал — ха-ха! — к чертям, и дальше посылал бы на протяжении всего воплощения, но он предложил мне заглянуть хотя бы одним глазком в другое, наверное, в то, в кото- ром я сейчас живу или жил накануне, и я... ...на вертолёте над мегаполисом на предельно низкой высоте и расстреливаю из огромного авиационного пулемёта толпы мечущихся в ужасе сограждан. Сквозь рёв мотора и бешеное хлопанье лопастей я слышу крики людей — крики агонии, боли; горячие тяжёлые пули падают и падают смертоносным градом на беззащитный го- род, разрывая плоть, вскрывая металл, разбрызгивая стекло, асфальт и дерево. Пья- ный от безнаказанности, эрегированный совершеннейшей необратимостью момен- та, я дирижирую этой головокружительной симфонией смерти — единственный сейчас маэстро на всю эту черепашью вселенную, чья музыка наглядна и понятна каждому, кто успевает её услышать. Где кончается моё оружие, и начинаюсь я? Мой ствол раскалён до немыслимого жара, но почему кровь — такая холодная? [...] Знаю, что сейчас живу только смертью, сладким осознанием непрерывного умирания — тех, других, — происходящего со мной буквально здесь и сейчас, отсроченного лишь на долю секунды замысловатой фантазией каких-то извращённо-милосердных непо- стижимых и могучих сущностей, зачем-то дарующих мне вот это ощущение быт- ности, когда оно мне уже совсем не нужно. Моя ракета, исторгнутая в мучительных потугах запоздавших сил самообороны, наконец, проснувшегося [мёртвым] города, уже давно нашла свою цель 4.4,/`4`t-t.ta,4`H4`4,4-`4b,,4-t`4/t,4.``t..4a`-4/,.4bt/t`c4.4/`4-t.`4,4`KB/t`c4/4,4b4.4/t`4,/4-t`t`-H4`H4-tdH4/t,4-t--4/t.4.//4//,4--4b,,4-t`4..4b4c4/4/dHˋH4//`//4`4a`/4c4`t/4/`B`4c4,4`t`/`4//t`4`t.,/-c4/.,4/4c4-4b/4.4`4,4-,,4..4/tb4.4,.4-`4`-4.4,.4`-t.c4/t/4a.4`t`/-H4.4,t-t`t/-ta/t/-BN