Апокриф 125 (март 2018) - Page 56

ОфициOZ: Verbena (конкурсные работы) Итак, извращённая сексуальность открывает Врата в инфернальные миры к само- му Хаосу и привносит сюда их влияние, но есть нечто превосходящие даже это. Глубины Тайны Беззакония Вершиной, хотя тут точнее бы было сказать, самой Глубиной извращённой сексу- альности, этой Тайны Беззакония, будут сексуальные совокупления и вовсе с суще- ствами не из нашего мира. Напомню, человечество уже однажды уничтожалось, я го- ворю про Всемирный Потоп, и произошло это вследствие союзов земных женщин с су- ществами иного порядка — с ангелами, «Сынами Бога» — «Бене Элохим», из категории «Ирин», по-гречески «Григореи», что значит «Бодрствующие» или «Стражи». Плодом этих союзов стали злые гиганты, наделённые сверхспособностями и знаниями своих отцов. Это порочное поколение Потопа достигло вершин Беззакония, его целью было достижение Абсолютного Зла, что «всякая плоть извратила свой путь», нет такого зло- деяния и греха, которое оно ни совершило бы, даже те, которые нам сейчас недоступ- ны и неизвестны. Они совокуплялись извращённо друг с другом и с животными и по- родили всевозможных чудовищ. Всё это и привело к огромной конденсации негативно- го потока астрального света. «И воды крепли всё больше и больше на земле», т. е. Кли- пот и Ситра Ахра, которые здесь называются «воды», разрушили землю своим возрас- тающим могуществом. На землю выпали эти негативные астральные осадки, тёмные истечения, называемые «воды потопа», которые сначала выразились в войнах всех против всех, а потом в окончательном уничтожении. «Увидел Ангела Смерти, который пришёл с водами потопа» — в потопе (мабуль) находился Губитель, который должен был стереть всю вселенную. Сам потоп — это тикун (исправление), дабы отделить власть Клипот. В другом эпизоде сакральной истории, снова описывается чудовищная катастро- фа как следствие извращённой сексуальности. Об этих мистериях зла так писал член Ордена Золотой Зари и друг Дж. Р. Р. Толкина Чарльз Уильямс: «Слава Господня пала на города равнины, Содом — и тот, другой город. О Содоме мы знаем сегодня едва ли не всё... Мужчина может любить мужчину, и женщина — женщину, но, как бы то ни было, они влюблены, они го орят, с губ их слетают слова, — а знаете вы, сколь тихи были улицы Гоморры? Видели ли вы пруды, что вечно отражают лица тех, чьи спутники — их собственные призраки, призраки, что не отражаются в воде, да и не могут отра- жаться. Любовники Гоморры вполне удовлетворены; им неведомы наши трудности. Что им до переменчивости чувств — во всяком случае, так было, покуда в конце на жи- телей города не пал пламенный дождь Славы, — ибо они утратили способность к пе- ременам, у них остался только страх ада. О, они вполне моногамны! и не имеют де- тей... там нет рождения, там лишь смерть вторая. Там нет отличия между любящим и возлюбленным; каждый рождал себя из своего же обожания, они жили собой, упива- лись собой, истощали себя — ради себя же самих, ибо творение — акт милосердия Господня, а они не хотели творения». Здесь говорится о «грехе Гоморры» — вершине сексуальной перверсии, ибо это сексуальный союз со своим собственным личным де- моном, со своей собственной теневой стороной. Позднее подобное появляется в ведьмовских процессах, где смертным приговором становится даже не служение дья- волу, а сексуальный союз с личным демоном-инкубом. Ведьмы описывают этот опыт Шабаша как незабываемый, нечто столь упоительное, что невозможно описать даже 56