Апокриф 125 (март 2018) - Page 25

Апокриф-125: март 2018 (L5.3 e.n.) гать конфорку, чтобы вскипятить чайник. Ну, короче, вся группа ко мне как в музей хо- дила, потому как такой хрени никто и нигде раньше не видал. Я решил провести обряд на закате. Надо было так-то ночью, но мне что-то стало жутковато. Да, я к этому моменту уже работал ночами на кладбищах, но здесь была ка- кая-то иная по ощущениям энергия, какая-то совсем чуждая человеку. Я не помню цели этой работы и её подробности — всё-таки уже 13 лет прошло. Но я помню, что когда я начал, со шкафа упали на пол две большие диванные подушки. Это, блин, было эф- фектно! В квартире жила мышь, и, конечно, может быть, это она хвостиком махнула, но подушки были раза в три тяжелее самой жирной мышатины. После обряда я поехал в гости. И вот этот момент я помню очень хорошо, как буд- то он был вчера. Закат был алым. Солнце садилось. Я стоял на трамвайной остановке у пединсти- тута. И меня наполняла такая сила, такая тьма залила душу, как будто банку чернил вы- лили. Эмоций не было. Была железная жёсткость внутри. И ощущение, что возможно ВСЁ. Мне казалось, что я слышу голос, который обещал мне силу, обещал счастье и свободу. Я и сейчас помню этот голос: низкий и внушающий уверенность. И я подсел на это ощущение силы, как наркоман. У меня был друг, имеющий от рождения способности к магии. Вот с ним мы и начали творить через эти обряды раз- ные непотребства. Потом появилось ещё несколько человек. Примерно через года пол- тора они все решили от этого отойти. Ну как решили... Кто-то слег в дурдом, кто-то стал наркоманом, кого-то убили. Почему? Потому что это были серьёзные обряды, через которые всё было по-настоящему. И ошибки там не прощались. Потому что плату бра- ли за помощь очень высокую. И потому что мы творили неправильные вещи по отно- шению к другим людям, а справедливость всё-таки существует. Я же, несмотря на всё это, продолжил заниматься. С тем учителем мы распроща- лись. Я взял то, что мог на том этапе. Мне не нужно было уже ничего. Я слышал бесов. Я знал имена тех, которые были рядом со мной (или во мне). Я получал знания и обря- ды от них. Всё ещё изредка я вижу пару людей, которые стали инвалидами вследствие тех моих работ. И теперь, пройдя уже достаточно долгий путь, я говорю честно: это непра- вильно. Магия не для этого. Всё должно быть по справедливости. Но тогда мерилом всего было только моё желание. И это — самое опасное в магии. Я продолжал в течение пять лет. На особые случаи кормил бесов своей кровью. И они продолжали творить чудеса. Деньги текли рекой. Люди разбивались на машинах, гнили заживо и заболевали неизлечимыми заболеваниями. Я делал только порчи. И больше ничего. Я был личностью без принципов и моральных устоев. Не знаю, сколько бы я ещё прожил так, если бы не встретил Его. Тёмный огонь Надо сказать, что в магии я немного авантюрист и всегда был, и остаюсь сейчас, готовым к исполнению совершенно сумасшедших обрядов. То, что многие делать по- остерегутся, я буду делать с большим интересом, ибо мне весьма любопытен резуль- тат. Вот один из таких экспериментов и вывел меня из той энергетической ямы с беса- ми, в которой я оказался. 25